Может ли ПриватБанк работать с Bitcoin в Украине – мнение юриста


Дмитрий Гадомский
Адвокат, партнер практики IT и медиа-права Juscutum

В середине января крупнейший банк страны ПриватБанк запустил в Privat24 возможность покупки и продажи криптовалюты биткоин. Это не первая площадка в Украине, которая занимается деньгами нового поколения, но самая большая частная финорганизация в стране. Имел ли право «Приват» запускать операции с биткоин с учетом того, что конкретного определения им НБУ так и не дал? Партнер практики IT и медиа-права Juscutum Дмитрий Гадомский рассказывает, почему «Приват» ничего не нарушает, когда НБУ изменит отношения к биткоин и как early adopters меняют правила.

bitcoin0210

В украинском интернет-магазине теперь можно заплатить биткоинами. Такую возможность дал своим клиентам ПриватБанк. Хотя только в ноябре прошлого года милиция обыскала биткоин-обменник Kuna и его собственника Михаила Чобаняна. А еще раньше НБУ обозвал биткоины финансовой пирамидой. Кажется, Приват играется с огнем.

В прошлом году Amazon озадачил власти США возможностью доставки товаров дронами, теперь законодатель думает над регулированием. Но пропасть между законом и технологиями в нашей стране намного больше, чем в США, или в Европе: заказать доставку товара с Amazon в Украину можно только с бубном, у нас все еще не работает PayPal. Законодательство всегда будет отставать от развития технологий. Поэтому технологии всегда будут в «серой зоне», а их early adopters будут нести юридические риски.

Законодательство Украины построено на императиве, то есть на запретах. У нас запрещена эмиссия электронных денег, или операции с валютой без лицензии Национального банка. Но вот только определения, что же такое биткоин, или криптовалюта, в законодательстве нет. Те же определения, которые в законодательстве есть, никак нельзя применить к биткоинам. И эта неопределенность приводит к очевидным проблемам. Государственные чиновники впихивают невпихуемое в своем желании контролировать операции с биткоинами.

НБУ дает нам на выбор две опасности: либо, что биткоины — это финансовая пирамида и нас просто хотят одурачить, либо, что это денежный суррогат и потому за майнинг (по их логике майнинг это эмиссия) мы попадем под уголовную ответственность.

Следователь СБУ прищурив глаза спрашивает, не финансируете ли вы терроризм, пока оперативники выносят у вас из дома компьютеры, телефоны и другие девайсы. Ведь для чего еще вам могут понадобиться биткоины, если не для террористической деятельности. Мы живем в демократической стране, поэтому захлопывая багажник с изъятой техникой, следователь заверяет вас: «Мы все вам вернем, если вы честный человек».

Инспектора налоговой службы просто чешут затылок.

В более развитых, чем Украина, странах также нет единства с определением биткоинов. IRS Соединенных штатов в 2014 году определило, что биткоины похожи на активы (capital assets), но ни в коем случае не являются деньгами. В Европе же с октября 2015 года биткоины считают валютой и, соответственно, операции с ними освобождаются от НДС (это позиция Европейского суда справедливости в деле C‑264/14).

Украинское законодательство унаследовано от Советского союза и по давней привычке мы продолжаем черпать вдохновение в нормативных актах соседней страны. Несколько недель назад депутаты зарегистрировали Государственной думе законопроект, который как будто исправит вакуум в правовом определении биткоина. Я говорю «как будто», потому что не исправит ведь.

Российские законодатели прировняли биткоины к денежному суррогату. Вот так звучит определение денежного суррогата: «выпускаемые на территории Российской Федерации объекты имущественных прав, в том числе в электронном виде, предназначенные для использования в качестве средства платежа и (или) обмена и непосредственно не предусмотренные в качестве официального средства платежа законодательством РФ». Законодатели полагают, что любой чиновник легко отличит биткоины, намайненные в Китае и в Малайзии, от биткоинов, которые эдакие злоумышленники намайнили в России.

Поэтому я и считаю, что отсутствие регулирования криптовалюты в Украине — это благо. Если бы регулирование было, то биткоин был бы просто запрещен.

Такая ситуация не будет продолжаться вечно. Как только Форбс напишет, что в Украине живет треть всех биткоин-миллионеров мира, инспекторы налоговой службы перестанут чесать затылок. И моментально взволнует вопрос внесения в налоговую декларацию дохода в биткоинах. Ой, биткоины — это не валюта и не деньги, тогда что же? Через год-полтора после этого понятие криптовалюта появится в каком-нибудь нормативном акте.

У Национального банка задача сложнее и способ ее решения более филигранный, чем у налоговой службы. Посмотрите, как происходит внедрение в компании новой технологии. Сперва кто-то из топ-менеджмента заражается идеей. Затем он заражает идеей еще нескольких сотрудников и внедряет ее в одном из отделов компании. Если технология приживается и приносить пользу, то ею заражают соседние отделы. Если же тестирование проваливается, то топ-менеджер получает репутационный пендаль.

ПриватБанк сейчас выступил early adopter биткоинов. Пока сервис работает только для интернет-магазинов, но если все пойдет успешно, Приват предложит услугу «выхода в фиат». А Национальный банк, СБУ, налоговая служба будут наблюдать за тем, как все работает в Привате, и делать выводы.

Источник: Forbes Украина

Материалы по теме

  • гриша котенко

    хтось на цьому наживеться тільки не ми