Цена платежной инновации


Борис Оболикшто
эксперт

Невероятный «скачок» в финансовом образовании граждан обеспечила возня вокруг электронных денег. Ну кто бы, кроме специалистов, освоился с термином «уступка прав требования» вместо привычного: «перевод», если бы WebMoney спокойно работали на благо интернет-торговли, а всех участников рынка не требовалось собирать на круглые столы, чтобы понять «как жить дальше?»

Это здорово: понимание, что «денежный перевод» юридически является передачей долговых обязательств: долг, который возникает по отношению к нам у Укрпочты (если перевод почтовый), мы уступаем получателю перевода, и поэтому его почтовое отделение как представитель Укрпочты, отдает ему не только корешок перевода, но и денежку. Так это работает. К сожалению, плата за просвещение может оказаться совершенно непомерной. Чтобы разобраться с тем, как и чему лучше учиться, предлагаю заглянуть в Историю.

Сегодня мы настолько привыкли ко многим феноменам, связанным с деньгами, что совсем плохо представляем себе, что все могло быть иным. Поскольку для понимания происходящего сегодня с электронными деньгами нам нужен хоть в чем-то схожий прецедент, то я позволю себе довольно большую цитату из «Феодального общества» Марка Блока, так описывающего начало средневековья: «будем избегать слишком общего и неопределенного термина «натуральное хозяйство». Лучше говорить просто о монетном голоде. Недостаток монет еще усугублялся анархией, которая царила в их чеканке и сама была результатом как политической раздробленности, так и затрудненных коммуникаций, ибо на всяком крупном рынке приходилось, во избежание нехватки монет, иметь свой монетный двор. Если не считать имитаций чужеземных монет и исключить некоторые неходкие местные монетки, повсюду чеканили денарий, серебряную монету невысокой пробы. Золото циркулировало лишь в виде арабских и византийских монет или их копий. Ливр и солид стали всего лишь арифметическим производным от денариев, без надлежащего материального обеспечения. Но у разных денариев была в зависимости от их происхождения различная стоимость в металле. Мало того, в одной и той же местности, в каждой или почти каждой партии монет менялись либо вес, либо лигатура. Редкие и из-за отклонений от нормы неудобные монеты обращались к тому же медленно и нерегулярно, и человек никогда не был уверен, что при надобности сможет их раздобыть».

На смену описанному состоянию, которое знаменитый историк называет первым феодальным периодом, примерно в XII веке пришел второй период, ознаменовавшийся расцветом экономики и культуры, в конце концов — Возрождением. И, как говорится, «есть мнение», что далеко не последнюю роль в этом становлении сыграло развитие… безналичного обращения. Преддверием современного банкинга стала финансовая деятельность Ордена Тамплиеров. Их можно считать первыми практически современными банкирами или видеть в них лишь предтечу современных подходов, но нельзя не признать, что в далеком XII веке именно этот орден уже обеспечивал обслуживание вкладов частных лиц, секвестр, управление текущим счётом, обслуживание рент, ссуды, поручительство и переводы денежных средств (тех, кто захочет глубже разобраться, отошлю к переводу отличной статьи Алена Демурже). Фактически Орден внедрил в обиход безналичное обращение. Романтик от истории Леонид Мацих полагал, что именно вследствие овладения этой технологией возникло богатство Тамплиеров (которое, по его же мнению, не было найдено, так как находилось в безналичной форме). Так или иначе, но появление безналичного обращения устраняет тот «монетный голод», о котором писал М. Блок. Развивается торговля, деньги становятся обязательным элементом процесса обмена, апогеем их использования становятся… ценники, столь привычные нам сегодня. А ведь изобретены они Фрэнком Вулвортом лишь в 70-х годах XIX века. Кроме этого, безналичное обращение стимулирует кредитование и инвестирование, вплоть до современного венчурного инвестирования. И, скорее всего, мы вполне вправе считать наш современный «стартап-ориентированный» мир далеким следствием деятельности Тамплиеров-храмовников.

Не стану углубляться в анализ того, как именно безналичный расчет (та самая уступка прав требования) стимулировал экономическое развитие — уверен, читатель лучше меня видит роль необходимых его бизнесу возможностей сегодняшних финансовых сервисов и без труда проследит, как ставшие сегодня обыденными услуги выросли из заложенных Орденом ростков. Отмечу только, что ценник Вулворта — лучшая демонстрация процесса установления «единых цен», то есть закрепления цены за товаром вне зависимости от покупателя. Здесь потребуется пояснение. В процессе любого добровольного (рыночного) обмена каждая из сторон выигрывает: покупатель ценит товар больше, чем деньги, которые отдает, а продавец, напротив, считает для себя более полезными деньги покупателя. Иначе бы обмен/продажа/покупка не состоялись. Обе стороны выигрывают от обмена, полагают сегодня экономисты. Но сколь велик этот выигрыш для каждой из сторон — сказать затрудняются. Очевидно, что если бы каждая сделка была индивидуальной, то цена колебалась бы в зависимости от множества факторов (начиная от значения товара для покупателя и вплоть до умения торговаться и твердости характеров). Запомним это и вернемся из далекого средневековья в наше время.

Электронные деньги и электронные платежи — не менее революционное нововведение, чем в свое время финансовые инновации Тамплиеров. Если безналичный расчет позволил отказаться от перемещения ценностей, заменив их перемещением обязательств, то электронные платежи позволяют не только отказаться от перемещения материальных объектов вообще, но и выполнить платеж мгновенно. Это «мгновенно» на самом деле куда более значимый фактор, чем кажется на первый взгляд. Дело в том, что когда вы выписываете чек или проводите безналичный платеж, то и вам, и вашему корреспонденту необходимо учитывать возникающие при этом риски, связанные с деятельностью посредника (банка). Недаром «лихие 90-е» прославились различными мошенничествами с авизо. Но и кроме мошенничества существуют, пусть и небольшие, риски, скажем, банкротства посредника. Электронный перевод позволяет увидеть деньги у себя в кошельке также быстро, как если бы вам в руки передали наличные (правда возникают другие риски, например сохранности кошелька, но поскольку вы не ограничены в возможностях немедленного же использования полученного, то ситуация здесь лучше, чем в случае банковского перевода). Торговля, таким образом, получает новое качество. Если вспомнить, что значительная часть интернет-сделок подразумевает получение нематериального товара (лицензий, информации: музыки, видео и т.п.), то весь обмен происходит моментально: хотя и удаленно, но практически так же, как и при покупке за наличные. Согласитесь — это значимое изменение, ведь совмещаются мгновенный обмен и безналичный характер платежа. Но это только половина дела.

Вторая половина — следствие как раз отсутствия настоящей встречи покупателя и продавца. Ведь если ценник в оффлайн-магазине — помеха индивидуальной цене, то ценник в интернет-магазине — ей помощник. Процитирую одного из гуру украинского интернет-бизнеса Александра Ольшанского: «Если вы регулярно смотрите сайт о Rolls-Royce, то не стоит удивляться тому, что когда вы пойдете в онлайне покупать телевизор, вам его предложат немножко дороже, чем тому, кто смотрел сайты по поиску работы. Унификация цены в современном технологическом мире — практически нереализуемая вещь». Отказ от единой цены позволит совершиться большему числу сделок, что ускорит рост общественного богатства: ведь при большем числе сделок — больше суммарный выигрыш от обменов.

Те, кто будет активно использовать новые технологии, таким образом, получает не только хорошо автоматизируемую замену традиционным сервисам, но и новые возможности, всю значимость которых мы пока не можем до конца оценить (подобно тому, как не могли оценить значимость начатого ими дела тамплиеры). Недаром развитием платежных возможностей озабочены правительства многих стран. Например, в Великобритании обнародованы планы реформирования, демократизации британской банковской платежной системы, а Евросоюз развивает SEPA (Single Euro Payments Area — единую европейскую платежную зону). Что будет с теми, кто препятствует развитию новых технологий, тоже понятно. Еще раз процитирую А. Ольшанского: «стараниями наших регуляторов и чиновников мы обрекли себя на то, что будем платить за чужую технологию».

Развитие банковского дела имело много последствий за пределами собственно финансовой системы (например, развитие технологий защиты документов от подделок). Развитие электронных денег тоже имеет полезные побочные эффекты. И, поскольку это развитие значительно сильнее опирается на технологии, чем финансовая империя Тамплиеров, эти эффекты могут быть тоже значительнее. Например, развитие Bitcoin дало толчок для создания защищенной и не подверженной спаму почты Bitmessage, в которой защищается не только текст сообщения, но и адресация: то есть внешний наблюдатель не может определить: кто с кем и когда обменивался сообщениями. А буквально на днях WebMoney объявили о возможности дополнения своего мобильного приложения для управления WM-кошельками WM Keeper Mobile специальным модулем WebMoney Voice для защиты телефонных переговоров между пользователями WebMoney Transfer .

Конечно, одного понимания того, что мир вокруг развивается — сегодня явно мало. Цена отставания может оказаться очень высокой. Как бы нам перейти хотя бы к «лабораторным работам»?

Для «Компьютерного обозрения»

Материалы по теме