Платежные карты «на излом»


Борис Оболикшто
эксперт

Очень часто мы задаем себе вопрос: «Как это работает?»,— только тогда, когда «это» ломается. Ведь и правда, о чем говорить, пока, как в старом анекдоте, каша не подгорела? Похоже, развитие событий с платежными картами в России дают нам редкий шанс увидеть, на что на самом деле влияют столь мощные платежные каналы.

Как отмечал PSM, в начале мая подписан и теперь ожидает вступления в силу закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О национальной платежной системе» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Резкое ужесточение правил для международных платежных систем, таких как Visa или MasterCard, на территории России может спровоцировать их отказ от дальнейшей работы в стране. Ситуация редкая, если не уникальная, для рынка такого размера. Недаром о последствиях с интересом говорят эксперты, например в сегодняшнем комментарии Bloomberg.

Не менее интересны перспективы создания практически с нуля внутренней платежной системы. Уже сама возможность подобного развития событий свела вместе для обсуждения ситуации на волнах радио «Свобода» финансового омбудсмена России Павла Медведева (в прошлом – многолетнего председателя подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству), научного сотрудника Гуверовского центра Стэнфордского университета в США, профессора экономики Михаила Бернштама и начальника аналитического управления “Банка кредитного финансирования” Максима Осадчего. А их обсуждение сделало нас обладателями не только интересных мнений, оценок, но и подборок фактов. Вот, например, небезынтересная общая оценка рынка:

Всего в мире было выпущено примерно 8 млрд кредитных и дебетовых пластиковых карт. Население Земли – около 7 млрд человек, то есть на каждого, включая младенцев, приходится по одной с лишним карте.

Из этого количества карт 45% (3,5 млрд.) сегодня приходится на China UnionPay. Таким образом, по количеству выпущенных для нее карт это самая крупная система в мире.

Она же занимает второе место по объемам транзакций купли-продажи, проходящих через системы кредитных и дебетовых карт. Всего в мире таких операций в год производится на 10 трлн долларов, из них 2,5 трлн – доля UnionPay. Больше – только у Visa: на 3,6 трлн долларов.

И, наконец, по общему количеству этих транзакций, то есть операций купли-продажи, China UnionPay — на третьем месте в мире. Первая здесь вновь Visa, за которой следует MasterCard. Доля UnionPay — около 8% всех таких операций, производимых в мире, что относительно немного, но все равно это вдвое больше, чем, например, у American Express.

Очень интересен рассказ о завоевании China UnionPay международных позиций, в частности — о роли в этом процессе “Банковской Корпорации Гонконга и Шанхая” (Hong Kong Shanghai Banking Corporation — HSBC), основанной еще в 1865 году. Вновь процитирую Михаила Бернштама:

В 1991 году, в рамках собственной реорганизации, банк был преобразован в банковский холдинг HSBC, базирующийся в Лондоне. А уже на следующий год он приобрел самый крупный на то время коммерческий банк Великобритании – Midland Bank. Эта покупка и завершила превращение HSBC в одну из крупнейших финансовых компаний мира. Это корпорация, в которой огромное участие принимает китайское государство и китайские банки — через сложную цепь собственности. Это колоссальный международный банк с активами, по меньшей мере, 2,7 трлн долларов и отделениями в десятках стран. Солидная репутация этого банка, а также его доверительные корреспондентские отношения с другими крупнейшими банками мира, на мой взгляд (хотя не все, возможно, со мной согласятся), именно это стало ключевым условием становления китайской UnionPay как международной карты.

Если закон вступит в силу, то мы сможем, вероятно, прочитать, услышать и увидеть еще немало интересного о работе карточных платежных систем и связанных с ними бизнесов.

Материалы по теме