close-btn
PaySpace Magazine Global toggle EN
Мы в соцсетях:
PaySpace Magazine Global toggle EN

Криптовалюта и закон о финмониторинге: как это повлияет на украинский рынок

С какими изменениями столкнутся компании и владельцы криптоактивов

Как закон о финмониторинге повлияет на украинский рынок криптовалют. Фото: blog.coinshare.network

28 апреля в силу вступил закон о финансовом мониторинге (№361-IX), направленный на предотвращение и противодействие легализации доходов, полученных преступным путем. В частности, в рамках этого закона устанавливается регулирование операций с виртуальными активами. Как это отразится на криптовалютном рынке, к чему стоит готовиться компаниям и владельцам криптоактивов, а также как новый закон оценивают эксперты — читайте далее в статье.

Закон о финмониторинге и криптовалюта: что изменилось

Заработок на криптовалюте

Фото: cannacarbon.com

В первую очередь, новый закон о финмониторинге определил термины, касающиеся цифровых валют (активы, цифровые активы, поставщики услуг, связанные с оборотом таких активов).

Согласно закону, активы определяются, как средства, в том числе электронные деньги, иное имущество, имущественные и неимущественные права.

Виртуальный актив — цифровое выражение стоимости, которым можно торговать в цифровом формате или переводить, и которое может использоваться для платежных или инвестиционных целей.

Поставщик услуг, связанный с оборотом виртуальных активов — любое физическое или юридическое лицо, осуществляющее один или несколько таких видов деятельности и/или операций для другого физического и/или юридического лица или от его имени, включая:

  • обмен виртуальных активов
  • перевод виртуальных активов
  • хранение и/или администрирование виртуальных активов или инструментов, позволяющих контролировать виртуальные активы
  • участие и предоставление финансовых услуг, связанных с предложением эмитента и/или продажей виртуальных активов.

Регулированием и надзором таких поставщиков будет заниматься Министерство цифровой трансформации Украины.

По закону, поставщики, связанные с оборотом цифровых активов, становятся субъектами первичного финансового мониторинга. Что это значит? Теперь криптовалютные компании должны будут принимать меры, направленные на выполнение требований законодательства для предотвращения и противодействия отмыванию доходов. Это, в частности, подразумевает:

  1. применение риск-ориентированного подхода пропорционально характеру и масштабу деятельности поставщика, принятие надлежащих мер по минимизации рисков
  2. осуществление надлежащей проверки новых и уже существующих клиентов
  3. обеспечение мониторинга финансовых операций клиента
  4. информирование клиента при осуществлении его идентификации об обязательной обработке персональных данных для предотвращения и противодействия отмыванию доходов и т.д.

Кроме того, субъект первичного финансового мониторинга обязан встать на учет в специально уполномоченном органе как субъект первичного финансового мониторинга и сообщать специально уполномоченный орган в определенном Нацбанком Украины порядке о: назначении или увольнении ответственного работника; назначении лица, которое временно будет исполнять обязанности ответственного работника в случае его отсутствия; изменении сведений о субъекте первичного финмониторинга и/или ответственного работника или лица, временно исполняющее его обязанности; прекращении и/или возобновлении деятельности субъекта первичного финансового мониторинга.

Согласно закону, надлежащая проверка в рамках финмониторинга осуществляется в случае:

  1. проведения финансовой операции с виртуальными активами на сумму, равную или превышающую 30 тыс грн
  2. возникновения сомнений в достоверности или полноте ранее полученных идентификационных данных клиента.

Криптовалюта и переводы: какую информацию необходимо указывать

криптовалюта

Фото: blogtienao.com

Теперь субъект первичного финмониторинга должен сопровождать перевод средств информацией о:

1. плательщике (инициаторе перевода):

а) физлицо (физлицо-предприниматель): фамилия, имя и (при наличии) отчество; номер счета/электронного кошелька, на котором хранятся электронные деньги, с которого списываются средства, а в случае отсутствия счета — уникальный учетный номер финансовой операции; место жительства (или место пребывания физлица-резидента или место временного пребывания физлица-нерезидента в Украине) или номер (и при наличии — серию) паспорта гражданина Украины (или другого документа, который может быть использован на территории Украины для заключения сделок), или регистрационный номер учетной карточки налогоплательщика или дату и место рождения;

б) юридическое лицо: полное наименование; местонахождение или идентификационный код согласно Единому госреестру предприятий и организаций Украины (для резидентов), номер счета/электронного кошелька, с которого списываются средства, а в случае отсутствия счета — уникальный учетный номер финансовой операции;

в) траст или другое подобное правовое образование: полное наименование; местонахождение, номер счета/электронного кошелька, с которого списываются средства, а в случае отсутствия счета — уникальный учетный номер финансовой операции.

2. получателе перевода:

а) физлицо (физлицо-предприниматель): фамилия, имя и (при наличии) отчество; номер счета/электронного кошелька, на который зачисляются средства, а в случае отсутствия счета — уникальный учетный номер финансовой операции;

б) юрлицо: полное наименование, номер счета/электронного кошелька, на который зачисляются средства, а в случае отсутствия счета — уникальный учетный номер финансовой операции;

в) траст или другое подобное правовое образование: полное наименование, номер счета/электронного кошелька, на который зачисляются средства, а в случае отсутствия счета — уникальный учетный номер финансовой операции.

Данные требования могут не применяться в таких случаях:

1. Если перевод совершается в пределах Украины на сумму менее 30 тыс грн, а также при отсутствии признаков связанности такой операции с другими финансовыми операциями, в сумме превышающие 30 тыс грн. Такой перевод должен сопровождаться:

  • как минимум номером счета/электронного кошелька
  • или уникальным номером электронного платежного средства плательщика/заранее оплаченной карты многоцелевого использования и номером счета
  • или уникальным номером электронного платежного средства получателя/заранее оплаченной карты многоцелевого использования, а при отсутствии счета/электронного кошелька — уникальным учетным номером финансовой операции.

2. Если перевод совершается за пределы Украины на сумму менее 30 тыс грн, а также при отсутствии признаков связанности такой операции с другими финансовыми операциями, в сумме превышающие 30 тыс грн. Такой перевод должен сопровождаться как минимум:

  1. информацией о плательщике (инициаторе перевода)
  2. информацией о получателе перевода

Перед проведением перевода субъект первичного финмониторинга должен осуществить надлежащую проверку плательщика с помощью его верификации.

Верификация может не осуществляться в случае, если перевод сопровождает необходимая информация о плательщике и получателе или если плательщик/получатель были должным образом идентифицированы и верифицированы ранее. При это верификация должна осуществляться, если:

  1. возникает подозрение, что финансовая операция или несколько связанных между собой операций могут быть связаны с легализацией доходов
  2. субъект первичного финмониторинга получает от плательщика электронные деньги для их обмена/погашения на безналичные средства с целью их дальнейшего перевода.

Субъект первичного финмониторинга, предоставляющий услуги перевода средств получателю, обязан:

  1. проверять верность данных о плательщике и получателе перевода, которые должны быть заполнены с использованием знаков и символов, допускаемых правилами соответствующей платежной системы (в случае наличия таких требований платежной системы)
  2. ввести мониторинг переводов, включая, в случае необходимости, мониторинг в реальном времени или мониторинг по факту выполнения перевода с целью выявления отсутствия информации о плательщике и/или получателе перевода

Вышеупомянутые требования не распространяются при переводе виртуальных активов:

  1. если плательщик и получатель являются субъектами первичного финмониторинга, предоставляющих услуги по переводу средств, а также действуют от своего имени и за свой счет
  2. если используются электронные платежные средства или электронные деньги для оплаты товаров или услуг и номер электронного платежного средства и/или заранее оплаченной карты многоцелевого использования, которая сопровождает перевод на всем пути движения средств
  3. если сумма перевода составляет менее 30 тыс грн и зачисляется на счет получателя исключительно с целью оплаты стоимости товаров, работ, услуг, погашение задолженности по кредиту при условии, что субъект первичного финмониторинга, предоставляющий услуги по переводу средств получателю, может осуществить отслеживание перевода средств через получателя с помощью уникального учетного номера финансовой операции и определить лицо, которое заключило договор с получателем о поставке товаров, выполнения работ, оказания услуг, предоставления кредита
  4. если между плательщиком и получателем платежа, осуществляемого через посредника, уполномоченного вести переговоры и заключать договор купли-продажи товаров или услуг от имени плательщика (инициатора перевода) или получателя
  5. операции по обеспечению проведения перевода средств осуществляются операторами услуг платежной инфраструктуры.

Как пандемия и новый закон повлияют на украинский рынок криптовалют: мнение экспертов

Фото: psm7.com

PaySpace Magazine опросил нескольких экспертов о влиянии пандемии COVID-19 и нового закона на криптовалютный рынок Украины. На вопросы редакции ответили Артем Афян — юрист, управляющий партнер Juscutum, Александр Момот — CEO Remme — компании, которая занимается решениями в сфере кибербезопасности, Семен Каплоушенко — СЕО первой публичной биржи в Украине и странах СНГ Kuna Exchange, Руслан Колодяжный — CTO финтех-компании в сфере гибридных персональных финансов Wirex R&D и Сергей Турченко — соучредитель криптовалютой биржи Richamster.

Как вы оцениваете закон о финмониторинге и его влияние на криптовалютный рынок?

Артем Афян: Нормальный закон, соответствующий, в принципе, мировой практике. Сама вот мировая тенденция усиления финмониторинга не вызывает у меня эйфории. На рынок закон, безусловно, повлияет. Мне кажется, он приблизит крипту к роли обычного фиата. Это даст массовое внедрение, но и потеряю анонимности. Каждый может для себя решить, хорошо это или плохо.

Александр Момот: Закон о финмониторинге повлияет на криптовалютный рынок так же, как он повлияет на рынок обычных платежей: он усложняет взаимодействие между экономическими субъектами, и это означает, что бизнесу будет сложнее работать, а задача любой власти — как раз упрощать взаимодействие бизнеса и упрощать транзакционные издержки. То есть по факту это негативное влияние, которое мешает экономическому росту.

Семен Каплоушенко: Нейтрально. Время покажет, какую проблему он решит. Или не решит [улыбается]. Вижу позитив в том, что на криптовалюты стали смотреть как на отдельную отрасль, с потенциалом развития. Банки видят конкуренцию, открывают целые департаменты для изучения технологии. Регуляторы понимают, что объем рынка растет и с этим нужно что-то делать. То, что не получается контролировать, необходимо возглавлять. Данный закон — это первые шаги и попытки разобраться.

Руслан Колодяжный: Финмониторинг – это не что-то сверхновое для индустрии, здесь ключевые отличия в том, что изменяются суммы операций, подлежащие мониторингу, банки должны применять риск-ориентированный подход, и к процессу мониторинга подключаются дополнительные субъекты – аудиторы и бухгалтеры. То есть все больше внимания будет обращаться на мониторинг и идентификацию пользователей.

Это говорит об усилении регуляторных правил для традиционных финансов, и это значит, что эти правила будут применяться и для криптовалюты. Это закономерно, потому что если люди хотят легально использовать криптовалюты наряду с традиционными деньгами, они должны соответствовать определенным правилам идентификации KYC (Know Your Customer) и AML – нормам по противодействию отмыванию денег. И для мирового рынка это не новость, в Европе в прошлом году сделали обязательной процедуру верификации всех пользователей криптовалют, согласно требованиям FATF.

При этом, по требованиям регуляторов, которые выдают лицензию по работе с электронными деньгами (а криптовалюты подпадают под эту лицензию), для легальной работы с криптоактивами в этом году нужно имплементировать travel rule. Его суть в том, что в теле транзакции нужно передать дополнительную информацию, например, адрес регистрации пользователя, его ИНН и паспортные данные. В SWIFT и SEPA это все есть. А в криптовалютах этого нет. И тут загвоздка. Если криптоиндустрия хочет соответствовать всем нормам законодательства, каким-то образом нужно внести эти дополнительные сведения в тело транзакции. Но фишка в том, что размещая эту информацию в блокчейне, она становится публично доступной. Поэтому это вопросы совершенствования технологии.

Сергей Турченко: Насколько мне известно, мотивом к принятию соответствующего закона было требование FATF [группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег — ред. PSM7.COM]. Если бы соответствующее законодательство не было принято к июню 2020 года Украину бы отнесли к серой зоны в плане благонадежности финансовых потоков. Это могло сыграть негативную роль как в привлечении инвестиций, так и в плане международных платежей. Поскольку все транзакции связаны с Украиной были бы со статусом «подозрительная». Криптовалюта в Украине не имела никакого статуса в то время как весь цивилизованный мир уже признал ее финансовым инструментом. Поэтому положительным моментом является то, что криптовалюта в конце получила статус и, соответственно, теперь можно пытаться отстаивать свои права в случае неправомерного изъятия криптовалюты злоумышленниками или даже самими правоохранителями. В то же время, в криптосообществе есть страх, что данным законом государство пытается засунуть руку им в карман. Но, как мы понимаем, профессиональный юрист сможет повернуть закон в любую сторону. Поэтому самое время криптовалютным проектам начинать думать о том, чтобы в штате был хороший юрист, который сможет защитить их от нападок, используя букву закона.

Есть ли у вас замечания или предложения касательно этого закона? Так, некоторые эксперты утверждают, что из-за нового закона криптовалюта потеряет свое ключевое преимущество — анонимность.

Артем Афян: Я не считаю анонимность ключевым преимуществом крипты. Таковым я считаю независимость от регуляторов и третьих сторон. Это остается. Анонимность во многом уйдет в сферу ОТС. Для биржевой торговли места анонимности не останется.

Александр Момот: Криптовалюта не может потерять свое ключевое преимущество, потому что где-то принят какой-то закон. Она сама по себе не подчиняется закону, так же как и интернет. Там нет экономических субъектов, которые подчиняются украинскому законодательству или украинской власти. Поэтому если в протоколе биткоина десять лет назад было заложено, что он псевдонимный (то есть анонимность это тоже не правильно — он псевдонимен), то это так и останется. И никакие законы это не поменяют, потому что в Украине не регистрируются никакие компании, которые занимаются подобным бизнесом и, во-вторых, потому что свойства криптовалют происходят из того, что заложено в протоколе, а не того, что написано в законах.

Семен Каплоушенко: В любом случае рынок необходимо регулировать. Но делать это нужно, прислушиваясь к представителям отрасли. Для анонимности всегда останутся такие криптовалюты, как Monero или Zcash. Вопрос — какую проблему вы хотите решить.

Руслан Колодяжный: Криптовалюты уже давно не анонимны, даже без введения идентификации пользователей. Множество кейсов хакерских атак на криптобиржи показали, что с помощью анализа транзакций все равно можно найти связи и определить, кто, куда и откуда делает переводы, потому что в блокчейне это открытая информация. Для этого есть такие сервисы, как Elliptic, который занимается мониторингом криптоопераций.

В целом, в законе о финмониторинге я ничего плохого не вижу. Потому что это позволит работать с криптовалютой, как с обычными деньгами, и это очень хорошо. Или взять ту же идентификацию пользователей. Закон по сути открывает путь для введения дистанционной верификации пользователей в Украине. А если государство легализует  работу с приватными ключами криптокошельков, как ЭЦП, то в целом это решит множество вопросов и отпадет необходимость в большей части инфраструктуры, которая паразитирует на выдаче ключей ЭЦП и идентификации пользователей. 

Что касается анонимных криптовалют, тех же Monero и Dash, многие биржи в конце 2019 делистнули эти монеты. Поэтому если криптовалюты будут анонимными, они будут «изгоями» в цивилизованном мире, так как в основном они используются в даркнете.

Сергей Турченко: У любого события найдутся люди, которые будут бегать и кричать «все пропало». Но давайте подумаем, что было и что изменилось. Есть ряд криптовалют, которые хоть и называют среди своих преимуществ анонимность, имеют открытый блокчейн. Кошельки и транзакции в этих криптовалютах открыты для всех. Таковы все монеты из ТОП-10 (Биткоин (BTC), Эфир (ETH), Рипл (XRP), Лайткойн (LTC), Эос (EOS) и другие). Связать конкретный адрес с конкретным человеком, в наше время тотального сбора информации о каждом, не является проблемой. А специальные комплексы программ могут найти владельца криптовалюты, даже если человек пытается путать следы, используя миксеры (программы, которые разбивают транзакцию на многие части и кошельки перед тем, как они попадут к конечному получателю).

В то же время, есть анонимные криптовалюты. Монеры (XMR), Даш (DASH), Зекеш (ZEC), Карбо (KRB). Особенно хочется отметить монету с украинскими корнями Карбо и на ее примере объяснить, что такое анонимность. В Карбо невозможно заглянуть в кошелек и увидеть кому из этого кошелька слали средства и откуда на него получали монеты. Для этого используется специальный алгоритм с кольцевыми подписями, который миксует ВСЕ без исключения транзакции, и распутать такой клубок становится невозможно. В законе указано, что для отчетности в финмониторинге необходимо передавать номера кошельков и списки транзакции. Ок, передали, а что с этим делать? Знание кошелька Карбо не даст возможности проверить этот кошелек. Передаем транзакцию. И снова эта информация не покажет кто отправил кому и сколько. Более того, непонятно даже сколько было отправлено.

Поэтому данный закон никоим образом не влияет на действительно анонимные валюты, но в значительной степени может деанонимизировать популярные, но и до этого неанонимные монеты. Фактически биткоин — это как кошелек из прозрачного материала, все видят сколько там, и если узнают, что это кошелек ваш — будут знать, сколько у вас денег. Кошелек Карбо — это как сейф в отделении банка. Есть много посетителей банка (входных и выходных), но не понятно, кто положил в сейф, кто оттуда брал и вообще сколько там средств. Поэтому те, кто переживает об анонимности, могут спокойно использовать анонимные криптовалюты. Я думаю, что этот закон повлияет на анонимность только тех, кто говорит о ней, но не знает о таких монетах как Карбо, Монеры и т.д.

Как изменится, возможно, уже изменилась работа вашей компании в связи с принятием нового закона?

Семен Каплоушенко: Мы активно готовились к данному закону и глобально ничего не поменялось. Пользователи уже привыкли к тому, что на площадках необходимо проходить верификацию. Если все будут работать в равных условиях — рынок сам определит, чьи сервисы более удобные, технологичные и выгодные.

Сергей Турченко: Конечно, любая регуляция усложняет процессы, увеличивает расходы и вносит новые параметры неопределенности. В нашем государстве почему-то принято сначала громко садануть кулаком по столу и издать приказ, а потом только думать, как это все реализовать. Так произошло и в этот раз. Сначала всех напугали. Потом приняли закон, в котором упомянули криптовалюты, но до сих пор нет четких правил и инструкций для лицензирования криптовалютных бирж.

Поэтому мы пока держим нос по ветру, готовимся к нововведениям, но если правила будут слишком абсурдными и нереальными, или если все будет прописано в угоду создания новой монополии, мы будем вынуждены смотреть в сторону смены юрисдикции и приостановления работы в украинском законодательном поле.

Криптовалютные проекты имеют большую гибкость, а люди, которые работают с криптой — это изобретатели и новаторы. Поэтому государство должно смотреть в сторону создания хороших условий для данного бизнеса, чтобы он развивался в Украине. Если же вектор будет на выкачку денег, то криптовалютный рынок в Украине станет таким же причудливым и бескровным, как и украинский фондовый рынок.

Руслан Колодяжный: Так как мы не работаем на украинском рынке, у нас ничего особо не изменится. Но если бы мы работали, то в таком случае мы бы установили дополнительные правила мониторинга для переводов с участием наличных денег свыше 5 тыс грн. Это обычные операции в финансовом мониторинге, где пользователю после его верификации дается анкета об источнике происхождения средств. 

Сейчас многие компании модифицируют свои анкеты и процессы финансового мониторинга, которые у них есть для таких случаев. Для криптовалютных организаций, которые пытаются соблюдать требования законодательства, –  это ново. Ну а касательно криптоанархистов, на них это никак не повлияет.

Как вы оцениваете перспективы развития криптовалютного рынка в Украине?

Артем Афян: Я вижу интерес крупных игроков крипторынка к Украине. Правительство делает многое, чтобы этот интерес поддерживать. Сейчас остается только принять нормативу, но это требует определенного времени. Если законы будут такими, как сейчас обсуждается в рабочих группах, Украина станет очень комфортной для криптовалюты страной.

Александр Момот: Мы оцениваем перспективы развития криптовалютного рынка так же как и раньше. В Украине есть очень хорошие разработчики, те люди, которые могут создавать проекты, но Украина с текущим регулированием не может стать хорошей юрисдикцией для открытия криптовалютных бизнесов и не может стать хорошим местом для привлечения капитала, пока действуют многие законы, в том числе принятый закон о противодействии отмыванию доходов.

Семен Каплоушенко: Следующий шаг — закон о крипте, в разработке которого наши юристы принимают непосредственное участие. При правильном подходе, участники рынка смогут открывать счета в банках и работать с криптовалютами на другом уровне.

Руслан Колодяжный: Оцениваю только положительно, учитывая, что НБУ находится на финальном этапе рассмотрения европейского законодательства для развития и регулирования финтех-рынка, в понятие которого входит криптовалюта, которая в том числе является и электронными деньгами. И наш R&D центр принимает в этом активное участие. В целом я ожидаю, что криптовалютный рынок станет адекватным финтех-рынком, и основной тормоз здесь пока политическая воля. 

Отдельный вопрос – это статус криптовалют. Потому что пока у нас нет в законодательном поле такого понятия. Возможно, с имплементацией проекта «Дія Сіті» в этой сфере что-то поменяется. По сути, это цифровой офшор в Украине со специальным налогообложением и законодательной регулированием и, надеюсь, что в это регулирование будет входить и регулирование финансового сектора, где будет применимо европейское законодательство к криптовалютному рынку.

Сергей Турченко: Я считаю себя причастным к развитию рынка криптовалют в Украине, следовательно, верю в перспективность этой деятельности. Если бы не определенная политика запугивания и проведения параллелей между криптовалютой, финансированием терроризма и продажей наркотиков, то криптобизнес был бы уже на более высоком уровне. Но мы не перестаем заниматься просвещением и объяснять преимущества использования криптовалют для расчетов.

Украина имеет огромный потенциал в этой области и пока он совсем не раскрыт. На данном этапе развитием рынка занимаются энтузиасты. Поэтому они не опускают руки даже в неблагоприятных условиях, но в то же время низкая доходность не дает возможности начать воплощать масштабные проекты именно в Украине. Поэтому мы максимально сосредоточены на расширении рынка и верим, что это принесет свои плоды.

Оцените влияние пандемии коронавируса на мировой криптовалютный рынок и рынок Украины.

Артем Афян: Я не эксперт в крипторынке, а адвокат. Но мне видится, что активность снизилась. Меньше инвестиционных проектов, фондов и торгов на бирже, но больше попыток создать серьезные проекты, больше информации проникает в общество. Крипта избавляется от хайпового налета и врастает в экономику.

Александр Момот: Пандемия повлияла на мировой рынок криптовалют незначительно, потому что он и так в основном работал в онлайне. Единственное — были затронуты конференции и все это перенеслось в онлайн, и некое косвенное следствие — в момент когда падали мировые рынки биткоин тоже упал, но при этом он отыграл свое падение достаточно быстро и ему на это понадобилось месяц-максимум полтора. На рынок Украины тоже влияет незначительным образом, потому что Украина — это в основном место, где разрабатываются продукты, но не является каким-то крупным рынком сама по себе.

Семен Каплоушенко: Мир трансформируется, все уходит в электронные платежи. Поэтому, данная ситуация может достаточно позитивно повлиять на темпы развития отрасли не только в Украине, а и во всем мире. Все чаще криптовалюту рассматривают, как вариант хеджирования.

Руслан Колодяжный: Пандемия не особо сильно влияет на криптовалютный рынок, потому что это диджитал-рынок и он немного оторван от реального сектора экономики. Последствия пандемии мы можем видеть в промышленности и бизнес-среде – уменьшение деловой активности и сокращение денежной массы у людей на руках. С одной стороны это влияет, с другой стороны это все подталкивает к диджитализации. К тому же финансовые институты во время пандемии еще раз показали свою неэффективность, а это еще больше дает понимание людям, что есть более лучшая альтернатива. И благодаря этому криптовалютный рынок  будет развиваться и в Украине, и в мире.

Сергей Турченко: Криптовалюты довольно часто называли тихой гаванью для финансов и они должны были стать альтернативой золоту во времена кризисов. Так было до этого и были большие надежды, что негативные события в мире приведут к подорожанию криптовалют, но на этот раз страх победил и криптовалюта двигалась синхронно с показателями мировых фондовых бирж. Украинский рынок пока что трудно назвать одним из ключевых и он ориентируется на события крипторынков Китая и США. Иногда украинский рынок оттаивал на 10-12 часов, что в некоторой степени смягчило стремительные колибания и, можно сказать, что волатильность криптовалют в Украине была более мягкой, хотя все равно достаточно высокой по сравнению с предыдущими годами.

Куда интересней, что произойдет дальше. Большинство стран провели большие эмиссии фиатных денег для борьбы с экономическими последствиями пандемии. Эти средства хлынут в экономику, а весь избыток поглотят криптовалюты, что однозначно приведет к их подорожанию в ближайшие полгода-год. Я прогнозирую, что все фиатные валюты значительно потеряют в покупательной способности в то время как криптовалютные активы — точно сохранят свою ценность, а может даже несколько ее увеличат. Ну и не забываем, что США и Китай уже ведут активную работу над выпуском национальных криптовалют. Само собой, они не будут иметь такой желанной децентрализации, анонимности и независимости, но это очередной сигнал, что в будущем криптовалютная отрасль будет только развиваться и набирать обороты. Поэтому если вы еще сомневаетесь, самое время прикупить свои первые биткоины и Карбо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Закон о финмониторинге: как теперь совершать переводы и оплачивать услуги
Новый закон о финмониторинге: за что банки будут замораживать счета
Рада приняла закон о банках: что это означает

Хочу получать:

ТОП новости, билеты на мероприятия, бесплатно!

Материалы по теме

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: