close-btn
PaySpace Magazine Global toggle EN
Мы в соцсетях:
PaySpace Magazine Global toggle EN

Мы делаем mobile революцию на финансовом рынке Украины — Максим Патрин, Альфа-Банк Украина

О перспективах мобильного банкинга в Украине — читайте в интервью

Максим Патрин, вице-президент, глава электронного бизнеса Альфа-Банка Украины и Укрсоцбанка. Фото: PaySpace Magazine

Редакция PaySpace Magazine поговорила с Максимом Патриным — вице-президентом, главой электронного бизнеса Альфа-Банка Украины и Укрсоцбанка о перспективах мобильного банкинга в нашей стране. В частности, о мобильном кредитовании, трудностях работы мобильных структур, регуляторных мерах НБУ и перспективах работы с криптовалютами.

Максим, как вы оцениваете современную ситуацию на рынке digital-банкинга в Украине?

Интернет-банкинг, по моему мнению, есть у всех банков, работающих с розницей. А топ-10 банков обеспечивают своих клиентов еще и мобильным банкингом. Если говорить о рынке мобильных платежей, то в целом он сформирован. И здесь нужно отдать должное крупнейшему игроку – ПриватБанку, по большому счету, приучившему людей пользоваться интернет- и мобильным банкингом.

Для нас процент digital-клиентов является на сегодня одним из самых важных показателей. Сейчас таких клиентов треть от общего количества. И этот показатель растет, за последний год увеличившись почти в два раза. «Цифра» перестала быть чем-то непостижимым для людей, превратившись в один из привычных каналов взаимосвязи. Начиная с прошлого года, мы следуем концепции «mobile first», внедряя все наши новые сервисы, в первую очередь, в мобильном банке, а только потом — в интернет-банкинге и других каналах.

Видите ли вы какие-то трудности на украинском рынке в вопросе внедрения мобильных банковских услуг?

Только одну – отсутствие качественного мобильного интернета, что безумно тормозит не только финансовые компании, а и всю экономику в целом. Это весьма сложная тема. Я понимаю, каких инвестиций будет стоить мобильным операторам внедрение 4G сетей, и через сколько лет они смогут надеяться на возврат вложений – это абсолютно сумасшедшие цифры и сроки. Но я думаю, нужно обязательно искать решения и внедрять технологию.

А если говорить о законодательстве и регуляторном поле в Украине? Как вы его оцениваете?

Для нас самой непонятной и нелогичной ситуацией на законодательном уровне остается невозможность покупки иностранной валюты в мобильном банке. Нелогичной потому, что, с одной стороны, мы видим курс на либерализацию валютного рынка. С другой – четко прослеживается вектор НБУ на cashless-операции. Но мы до конца не понимаем, почему можно купить доллары на 150 тысяч гривен в кассе банка, но при этом нельзя сделать то же самое и с теми же ограничениями в мобильном банке.

Мы регулярно общаемся с НБУ по этому вопросу, но недавно в очередной раз получили запрет. Я, правда, надеюсь, что скоро это ограничение снимут.

«Альфа-Банк» часто сотрудничает с мобильными операторами по вопросам внедрения дополнительных услуг для их абонентов. Насколько легко сейчас работать с мобильным рынком? И отличается ли Украина в вопросах такой кооперации от других стран?

В принципе, больших отличий нет. Правда, мобильные операторы глобально никак не могут определиться – кем же они хотят быть на финансовом рынке? Они хотят партнерства или конкуренции? Это весьма важная история с моей точки зрения. Сейчас мобильные операторы увлечены ролью поставщиков финансовых сервисов, и это такой общемировой тренд. Какой-то большой выгоды для них я в этом сегменте не вижу, и, по-хорошему, никто ничего интересного на этом поприще не сделал. Все вспоминают только Кению с решением их мобильного оператора, которое вытеснило с рынка все банки, оставив только центробанк и самого оператора. Но этот опыт абсолютно неповторимый.

Интересный пример есть у коллег из Польши. Там местный банк и компания Orange сделали совместную структуру Orange Finance. И, по сути, превратили сеть продаж мобильных решений в сеть продаж банковских услуг, нацеленных в основном на «non-bankable people». Потом и другие мобильные операторы в Польше пошли по схожему пути и создали партнерские решения с банками. В Украине мы пока ждем, когда наши операторы определятся со своими приоритетами в этой области.

Если говорить конкретно о ваших мобильных решениях – можно ли обнаружить какую-то демографическую специфику среди их пользователей?

Понятно, что сначала это была услуга для гиков, но этот этап уже давно пройден. Поэтому мы не видим особой разницы в профилях мобильного клиента, digital-клиента и обычного клиента банка. Единственное, что чаще мобильным банкингом пользуются более состоятельные клиенты. И это понятно – у них больше потребностей и как следствие больше финансовых операций.

А какие услуги пользуются наибольшим спросом у мобильных клиентов?

Оплата мобильного, разнообразные переводы (с карты на карту, между своими счетами, по номеру телефона). У нас есть еще так называемый «Доходный сейф» – сберегательный счет, привязанный к карте – и очень много операций связано как раз с ним.

Есть ли отличия с другими банками группы? Может быть, у них есть какие-то услуги, которые у нас еще не запущены или пока не пользуются спросом?

Мне в этом вопросе очень нравится опыт Беларуси. Там на государственном уровне сделали единый справочник получателей платежей. Т.е. если у тебя есть компания, которая хочет получать какие угодно платежи, то она должна быть зарегистрирована в этом справочнике. Это мега-удобная штука, и она очень хорошо работает с мобильным банкингом. Опять-таки, хорошо работает покупка валюты.

А что касается уникального опыта для украинского подразделения компании? Есть ли услуги, которые ваши коллеги за рубежом будут перенимать?

На днях мы запустили услугу мобильного получения кредита на карту. Другими словами, если нашему клиенту нужны деньги, а мы готовы ему их дать, то предоставим эту услугу буквально в два клика. Я всегда об этом мечтал, и считаю, что это, своего рода, революция в мобильном банкинге. Из украинских банков такую услугу никто не предоставляет. И в нашей группе мы тоже делаем это первыми.

Какой будет лимит для получения средств таким образом?

Мы это еще обсуждаем. Пока что окончательного решения нет. У нас есть разные точки зрения. Могу только сказать, что лимит кредитных средств, полученных таким образом, будет находиться в пределах от 20 до 50 тысяч гривен.

Но обычно для получения кредита требуется определенный пакет документов. Каким образом для мобильного кредитования будет работать документальная сторона вопроса?

Мы договорились, что если мы хорошо знаем нашего клиента, и ему нужны деньги – мы ему их выдаем. Без расписок, бумажек, визитов в отделение, звонков в колл-центр, пересылки документов и так далее. Да, мы пока не знаем, на каком проценте клиентов это сработает – но ничего, будем учиться.

Но, если я правильно понимаю, стать клиентом банка, оформить карточку и тут же оформить мобильный кредит будет невозможно – клиенту нужно, чтобы банк получил какую-то историю его поведения?

Да, нам нужна будет, конечно же, дополнительная история. Во всяком случае, пока (улыбается). В конце концов, мы тоже тренируемся, мы тоже учимся, поэтому первые предложения у нас очень аккуратные и консервативные. Очевидно, что они будут нацелены на клиентов, которых мы давно знаем, и профиль которых мы очень хорошо понимаем.

Насколько условия для мобильных кредитов будут отличаться от обычного кредитования?

Пока мы договорились, что условия в мобильном банке не должны отличаться от условий, которые мы предлагаем в наших отделениях. Но теперь мы обсуждаем, чтобы сделать в мобильном банке самые выгодные условия для наших клиентов.

Кроме того, мы думаем, давать ли клиенту возможность повышать доступную ему в кредит сумму. Предположим, у клиента есть такой запрос, а по нашей скоринговой модели мы не знаем каких-то данных о клиенте. Поэтому сейчас мы интегрируем специальную кнопку, позволяющую клиенту поговорить с сотрудником колл-центра. Т.е., если наше предложение для клиента нерелевантно, то он может дополнить данные о себе, которые есть у банка, получив, по сути, те же возможности, что и любой оффлайн-клиент.

А какие в принципе услуги были бы полезны украинцам в мобильном банкинге?

Абсолютно те же, что он получает в привычном оффлайновом отделении банка. Есть клиенты, которым мобильного банка достаточно для общения с банком, и такую возможность им надо предоставить.

Значит ли это, что в будущем вы планируете сокращать количество отделений?

Я бы не связывал эти два понятия. Всегда будут клиенты, для которых важно живое общение. Речь не о том, что нужно развивать мобильный банкинг для сокращения отделений. Речь о том, что мобильный банкинг позволяет качественно обслуживать больше клиентов.

Насколько в Украине в принципе рискованно запускать новые мобильные услуги для банка?

Риск не в том, чтобы запускать что-то новое. Риск в том, что не развивая какой-то канал, начинаешь терять занимаемые позиции. Будем откровенны, для банка работать на украинском рынке – это уже большой вызов. Так что нужно проявить уж совсем небольшую, по сравнению с этим, смелость и создавать классные мобильные сервисы и современные электронные каналы. Мобильность для банка – это не рассказ о «вчера». Это рассказ о сегодняшнем и завтрашнем дне.

А как вы видите дальнейшее развитие электронных каналов?

Ну, во-первых, мобильный банк и интернет-банк нужно объединять. Сейчас это, по сути, разные сервисы, которые часто никак не связаны между собой. Мы же хотим, чтобы это был единый сервис для наших клиентов. Во-вторых, мы видим, что любой, даже самый незначительный, порог вхождения отбивает у клиента желание пользоваться мобильной услугой. Скачать мобильный банк – это определенный порог. Регистрация – сумасшедший порог. Поэтому мы идем к концепции «сервиса на поверхности», чтобы клиенту не нужно было регистрироваться, вводить логин-пароль для простых операций (например, погашения задолженности по кредиту).

Если говорить о такой популярной сейчас digital-истории, как криптовалюты – насколько интересно украинским банкам было бы с ними работать?

Если у наших клиентов есть потребность, то мы должны ее удовлетворять. Иначе это сделает кто-то другой. Мы бы с удовольствием поработали с различными цифровыми биржами, но, будем откровенны, пока мы не можем даже доллары продать с мобильного. Поэтому говорить о криптовалютах рано. Кроме того, существует опасность, что несколько криптовалют обрушатся. Причем, не исключено, что даже крупнейшие. Гораздо интереснее, то, что лежит под криптовалютами. Я говорю о технологии «блокчейн». У меня есть ощущение, что эта технология способна изменить мир так же кардинально, как в свое время это сделал Интернет. Я имею ввиду и системы мгновенных межбанковских переводов (включая трансграничные), и площадки по торговле ценными бумагами, и многое-многое другое. И для всего мира это уже реальность. Вопрос только в том, в какой перспективе это станет массовым и доступным на всех рынках и в том числе в Украине.

ТАКЖЕ ИНТЕРЕСНОМаксим Патрин: Формировать тренд и обгонять его — правильная цифровая стратегия для банка

Хочу получать:

ТОП новости, билеты на мероприятия, бесплатно!

Материалы по теме

facebook

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: