close-btn
PaySpace Magazine Global toggle EN
Ми в соцмережах:
PaySpace Magazine Global toggle EN

Знакомьтесь: финансовые соцсети


Опуская технические подробности (введение в технологию здесь), можно описать Bitcoin как одноранговую систему (без какой-либо централизации ) с заранее оговоренной и ограниченной эмиссией, в которой все платежи и переводы средств (транзакции) контролируются и подтверждаются всеми участниками. По большому счету вторая половина описания не сильно отличается от известных уже тысячи лет камней Раи — «денег» острова Яп, которые хотя и вполне материальны, тем не менее не перемещаются от владельца к владельцу при платеже, а остаются неподвижными, просто все островитяне знают кому принадлежит какой из них, что делает воровство невозможным. Главной отличительной особенностью Bitcoin от камней Раи является не отказ от материальности, как может показаться, а абсолютная анонимность заведомо многочисленных участников проекта. Благодаря использованию современных криптотехнологий, никто из участников транзакции не может быть идентифицирован третьим лицом (наблюдателем), но в то же время каждый может быть уверен в том, что платеж поступает по назначению, а не перехвачен злоумышленником. Вот и все основные принципы. Остальное — дело техники.
Кстати, идея анонимности сформулирована еще в 1998 году неким Вэй Дай. Он опубликовал принципы поддержки анонимного обмена (есть неформальный перевод). Сравнивая идеи 1998 года и протокол Bitcoin (2008 г.), несложно заметить два ключевых отличия. Во-первых, чтобы не зависеть от неких «доверительных» серверов, от них полностью отказались, а защитой транзакций от злоумышленников стала сложность решения задачи, причем сложность управляемая. Поиск решения производится простым перебором. Сколько бы компьютеров ни участвовало в решении, управляя сложностью можно сделать так, что время коллективного поиска решения будет около десяти минут. Понятно, что если на решение задачи требуется 10 минут сообществу, обладающему грандиозной совокупной вычислительной мощностью (в настоящее время — более 130 тыс. петафлопс), то даже лучшим суперкомпьютерам (с производительностью «всего лишь» порядка десятков петафлопс) для подделки потребуется столько времени, что злоумышленникам никак не успеть. Правда, чтобы прийти к такому состоянию, понадобилось привлечь соответствующее количество пользователей: еще в середине 2011 года сложность задачи была в тысячу раз ниже. Но и стоимость BTC была тогда меньше двадцати долларов, а значит и смысла тратиться на подделки не было. Другими словами, в основе успеха проекта лежит привлечение в него достаточно большого числа пользователей.
Думаю, что такую успешность протоколу обеспечило второе отличие Bitcoin от идей Вэй Дая. Это отличие состоит в том, что эмиссия в проекте предельно упрощена и привязана к процессу подтверждения транзакций. Каждый раз, когда решается очередная задача для подтверждения транзакций, произошедших за очередную десятиминутку, происходит эмиссия некоторой суммы BTC. Заранее договорившись уменьшать сумму эмиссии вдвое после 210 000 решенных задач (примерно, раз в четыре года), участники проекта, таким образом, ограничили и общую сумму эмитируемых средств — она никогда не достигнет суммы сходящейся геометрической прогрессии, то есть 21 млн. BTC (на текущий момент эмитировано двенадцать с лишним миллионов BTC).
Но главное — даже не простой и понятный способ эмиссии, а найденный для него гениальный маркетинговый прием, эту эмиссию «представляющий». Вместо того, чтобы говорить о коллективной работе участников проекта по созданию подтверждений для транзакций (которая оплачивается эмитированными деньгами), в проекте принято говорить о добыче «монет» (mining). Включаясь в работу по подтверждению транзакций, вы как бы превращаетесь в «старателя», добывающего «монеты». Возможно, что именно этот взгляд на «добычу» BTC и обеспечил прохождение самого сложного, начального этапа проекта. Этапа, когда возможности использовать эмитированные деньги были исчезающе малы, и привлечь новых участников было непросто. Ощущение себя «старателем», добывающим нечто полезное в будущем, обеспечило первоначальный рост сообщества до состояния, когда возникли биржи, реальное обращение существующих «монет» и появилась некая ощутимая польза от обладания BTC.
С начала 2009 года, когда заработала практическая реализация протокола, и до середины 2010 года количество уникальных адресов, используемых в течение суток, колебалось в диапазоне от десятка до пары сотен.

Bitcoin-адреса

Количество уникальных адресов, использованных в течение суток (график в логарифмическом масштабе) по данным Blockchain.info (https://blockchain.info/charts/n-unique-addresses?showDataPoints=false&show_header=true&daysAverageString=1&timespan=all&scale=1&address=)

Пользователей, вероятно, было сопоставимое количество. И лишь в 2011 году число регулярных пользователей, по видимому, уверенно превысило тысячу, сообщество стало устойчивым, а меновая стоимость BTC — заметной. Стало ощутимо расти количество торговых точек, принимающих BTC в качестве оплаты (а спекуляции вызвали резкие скачки курса). Таким образом, мы можем уверенно говорить о том, что Bitcoin — это абсолютно социальный проект (кстати, протокол предусматривает возможность передачи сообщений между участниками, правда пока эта возможность активно не востребована). Как и у любой социальной сети, успешность такого проекта измеряется количеством пользователей и, лишь когда это количество превышает некоторый критический уровень, можно говорить об успехе проекта.
Конечно, у Bitcoin как у проекта есть и специфичные меры, такие как текущий курс или оборот. Но ведь и традиционные соц. сети мы часто «меряем» уровнем дохода, способами монетизации и т.п. — однако главным мерилом остается численность участников. Так что для объявления Сатоси Накамото человеком года наиболее значим, на мой взгляд, сам факт выхода проекта на уровень успешного существования соцсетей. И это дает основание утверждать, что перед нами — новый тип социальных сетей. Это сети с экономическими задачами (прежде всего: учета и платежей) и высокой степенью анонимности пользователей. Здесь было бы уместно задуматься о модных стартапах, вроде Snapchat, по-видимому, также лежащих в кильватере тренда перехода от «безграничной публичности» традиционных соц. сетей к новой «сетевой приватности». Также не грех обратить внимание на успехи краудфандинга вообще и Kickstarter в частности (три миллиона человек заявили о поручительстве почти на полмиллиарда долларов в прошлом году). Но заметка и без того разрослась непомерно, поэтому вернусь к Bitcoin.

Хочу отримувати:

ТОП новини, квитки на заходи, безкоштовно!

Матеріали по темі

facebook

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: