close-btn

Об электронном билете, стартапах и «зрадах»: интервью с Яникой Мерило

Яника Мерило заняла первое место в конкурсе PaySpace Magazine Awards 2016 в номинации «Самый большой вклад в развитие сферы стартапов»

Яника Мерило известна в Украине и во всем мире как инноватор, инициатор многих нововведений и опытный венчурный инвестор. В прошлом советник министра экономики, а ныне — заместитель мэра Днепра, Яника Мерило курирует множество направлений, в том числе внедрение электронного билета в транспорте. В 2015 году Google и Financial Times выбрал ее одним из 100 новаторов, инновации которых меняют мир. А благодаря своему вкладу в развитие сферы стартапов Яника Мерило стала обладательницей золотой премии в конкурсе PaySpace Magazine Awards 2016. В эксклюзивном интервью Яника рассказала, с какими трудностями сталкивается в процессе реформирования, какие перспективы есть у украинских стартапов, а также об опыте программирования интернет-банкингов в 90-х годах прошлого века.

Яника, поздравляем вас с победой в PaySpace Magazine Awards 2016! Но начнем с другого — с того, что сейчас у всех на слуху и актуально. Вы возглавили рабочую группу по внедрению электронного билета в Украине. Какие основные цели созданной группы? И в каких городах электронный билет будет реализован в первую очередь?

Мы очень долго работали над тем, чтобы был принят законопроект про электронный билет. Многие города были готовы запускать решения, но их, по сути, сдерживало отсутствие закона. Теперь, когда он принят, мы поняли, что многие города не понимают, как эту инициативу запускать. Какая технология должна использоваться? Какой должна быть концепция? Должен ли проект быть реализованным за счет партнеров или за счет городского бюджета? Как должна осуществляться тарификация — по зонам или почасово? Мы поняли, что города нужно консультировать и передавать им опыт.

Сегодня ЕБРР и несколько международных консультантов помогают с созданием концепции в некоторых городах. Но это достаточно большие затраты для одного города. А зачастую ведь решения похожие и могли бы быть стандартизированы. Например, если мы говорим о метро, то используются валидаторы и турникеты. Если это электротранспорт, скажем, троллейбус, то это валидаторы возле дверей. То есть, каждый раз не нужно придумывать новое решение и тратить на него городской бюджет.

Чтобы сэкономить время и создать единый стандарт, чтобы электронный билет работал как в Киеве, так и во Львове, в Виннице и других городах, была создана эта рабочая группа. Мы можем помочь создать одно решение, которое подойдет всем городам. Поэтому задача рабочей группы, во-первых, создать рекомендательный стандарт. Понять, какие инвесторы могли бы входить на рынок или поддержать города, на каких условиях. А также передавать международный опыт.

По поводу городов. Город Львов и ПриватБанк запустили оплату электротранспорта с помощью QR-кода во Львове. Сейчас это решение запускается в Днепре, но это лишь маленький проект. Не верю, что это станет массовым способом оплаты. Электронный билет, в свою очередь, станет очень важным инструментом для льготников. А этой категории населения только в Днепре насчитывается 400 тысяч человек из 960 тысяч жителей. Среди них и 300 тысяч пенсионеров, которые не будут пользоваться решениями для смартфонов. Поэтому я думаю, пластик останется основным инструментом, тем более что на нем будет и много другой функциональности.

Львов уже давно готов, сейчас очень быстро к нему присоединится Днепр. В Киеве есть карточка киевлянина, однако она не работает так, как планировалось. Я думаю, она будет масштабирована на электротранспорт. Кроме этого, еще 15 городов заявили о готовности запускать электронный билет, включая маленькие города.

Электронный билет позволит подсчитать количество перевозок льготников и вернуть транспортным компаниям именно ту сумму, на которую они перевезли пассажиров из льготных категорий населения. Электронный билет также позволит существенно сократить уровень коррупции через вывод оплаты пассажиропотоков из тени.

А какие страхи есть у людей, связанные с внедрением электронного билета?

Прежде всего, они опасаются, что пропадет льготный проезд. Это миф. Наоборот, электронный билет будет способствовать упорядочению перевозок населения льготных категорий. Водители маршруток больше не смогут отказать в перевозке льготников, прикрываясь тем, что у него уже есть два человека из этих категорий. Почему водитель должен решать, сколько льготников может ехать в его автобусе? Это дискриминация. Электронный билет существенно сократит эту проблему.

Второй аспект, конечно, умение пользоваться электронным билетом и удобство. Популярные вопросы «как мне купить электронный билет?», «как оплачивать студентам?», «как пользоваться билетом непосредственно в транспорте?». Здесь важно наладить коммуникацию и объяснить людям все нюансы использования этого новшества, после чего вопросы пропадут сами по себе.

С какой страны стоит брать пример в вопросе внедрения единого электронного билета?

Я всегда ставлю в пример Эстонию, потому что она действительно достигла высокого уровня развития электронных услуг. В Эстонии есть ID-карта, которая была внедрена 20 лет назад. Им не было смысла создавать такую карту жителя, которую мы сейчас создаем в Украине. Поэтому когда Эстония внедряла электронный билет, это был самый простой «пластик». Мы сегодня идем немного с другой стороны и хотим все объединить в одной карте.

Самый простой пример эффективного решения электронного билета — Oyster в Лондоне. Хороший пример — Octopus в Гонконге. Жители Гонконга, используя свой электронный билет, могут не только проехать в транспорте, а и оплатить паркинг, взять в аренду велосипед, заказать какую-то справку или услугу, использовать скидку в ресторанах и т. д.

Гонконг запустил свое решение в 1997 году, Лондон — в 2004. Когда нас спрашивают, готова ли наша страна к инновациям, хочется посоветовать посмотреть на пример других стран. Мы можем делать аналогичные решения быстрее и лучше.

Яника, как сейчас обстоят дела с e-government в Украине? На каком этапе мы находимся? И какие города лидируют в этой отрасли?

Касательно городов — здесь лидерами являются те же города, которые стремятся запустить и электронный билет – Львов и Днепр или наоборот. Все просто: если город хочет внедрять инновации, он внедряет их во всех сферах.

В рейтинге электронного правительства в мире Украина находится на 62-м месте. Плохо это или хорошо? С одной стороны, не очень высоко. Но мы выросли в этом рейтинге за два года на более чем 25 мест. Это очень большой скачок. Мы действительно за последние два года создали много новых сервисов: электронную идентификацию, электронные услуги, BankID, ID-карту с электронной цифровой подписью, портал открытых данных, электронные петиции, iGov.

С другой стороны, мы всегда равняемся на Грузию — она на 61-м месте, всего на одну ступеньку выше Украины. Поэтому сейчас мы очень быстро пройдем в рейтинге несколько позиций, обойдем Грузию и будем двигаться все выше и выше на пути к Эстонии на 13 месте. Темп есть, он мог бы быть быстрее, если бы законы принимались активнее.

Следующий этап — автоматизировать процесс получения справок некоторыми ведомствами. Приведу пример: какой-то госорган требует от меня справку, например справку о несудимости. Зачем мне тратить время на получение такой справки, если госорганы могут передавать информацию между собой и запрашивать необходимые документы без моего участия?

В той же Эстонии 99% электронного правительства — это не взаимодействие граждан и государства, это взаимодействия государственных органов с другими государственными органами.

Яника, сколько лет вы уже работаете в Украине?

Существует некий миф, якобы я переехала в какой-то момент в Украину. На самом деле, у меня отец украинец, и я всегда проводила много времени здесь. В 2007 году я стала управлять инвестиционным фондом, который инвестировал в Эстонию, Украину и Россию. Тогда я начала проводить больше времени, чем просто каникулы и выходные, в Украине. В 2015 году Айварс Абрамовичус пригласил меня советником, и с тех пор я еще больше времени провожу в Украине.

В одном из интервью вы говорили, что еще в конце 90-х занимались программированием интернет-банкингов. Уже тогда поняли, что за инновациями, в том числе в финансах, будущее?

Да, все верно. Нельзя сказать, что в 17 лет я уже предвидела все на 20 лет вперед :) Так получилось, что большинство моих друзей были программистами. Поэтому уже в 16-17 лет я начала делать домашние страницы. В то время еще никто не понимал, зачем домашняя страница банку или другому предприятию. После этого несколько лет я действительно занималась программированием интернет-банкингов в италянском Olivetti. Далее я создала свое маленькое аутсорсинговое предприятие. После этого начался этап, где пересеклись инвестиции и IT. Но я себя и сегодня считаю айтишником. И для меня важнее быть хорошим айтишником, чем известным политиком.

Когда и с чего началась ваша работа со стартапами?

Наверное, когда я создала свой аутсорс-стартап. Нашими клиентами были Nokia, Microsoft и другие компании. А дальше с начала 2000-х я постоянно занималась инвестициями в стартапы через фонды, в которых работала. Но сознательно строить экосистему я начала в 2012 году, когда родился мой сын. Тогда я ушла с венчурного фонда, где была руководителем 5 лет, и создала Ассоциацию бизнес-ангелов Uangel вместе с Натальей Березовской и Эвелин Бучацки, потом UVCA с Анднеем Колодюком и Horizon Capital.

Но со временем оказалось практически невозможным управлять ассоциацией и внедрять инновации в разных городах. Поэтому я решила, что больше хочу заниматься прикладными вещами, воплощать идеи в жизнь и показывать результат. Я думаю, что буду еще в ассоциациях через несколько десятков лет, а сейчас я хочу сама делать, как менеджер и ИТшник.

Как вы оцениваете перспективы наших украинских стартапов в Украине и за границей?

Я очень надеюсь, что в Украине родится однажды настоящая история успеха, поэтому мы в ожидании. Примерно каждую неделю инвестируются деньги в новый стартап. Поэтому это просто вопрос времени, когда появится украинский Skype. Нам нужна такая история, которая прогремит на весь мир. Мы знаем о стартапах типа Looksery, но это не то, при всем уважении. Нужна такая история, которая позволит всему миру осознать, что Украина — это IT-государство.

Яника Мерило заняла первое место в конкурсе PaySpace Magazine Awards 2016 в номинации «Самый большой вклад в развитие сферы стартапов»

А сколько сейчас получают инвестиций в год украинские стартапы?

Около 25 миллионов долларов. Но большинство получают очень маленькие суммы. Для сравнения — в эстонские стартапы инвестировали за последний год 109 миллионов долларов.

Какие стартапы, по вашему мнению, обречены на успех? Скажем, ТОП советов от Яники Мерило.

Те, которые решают проблему, в первую очередь. Проблему, которая реально существует, которую никто не решил до них, которая имеет потенциал масштабирования. В нашей стране, к сожалению, большинство населения — не высокоплатежеспособное. Поэтому задача стартапов — сразу ориентироваться на международный уровень. Таким образом, стартап должен решать реальную глобальную проблему.

Как вы думаете, когда в Украине наступит улучшение инвестиционного климата?

Затрудняюсь сказать. Недавно вышел новый рейтинг, согласно которому мы на 166-м месте по экономической свободе из 180 стран. Мы все говорим о том, как надо развивать бизнес, системы, инвестиции. При этом, важнейшие законопроекты постоянно не проходят. Например, законопроект 3719, запрещающий изымать серверы при обысках. В Европейском государстве это был бы полный абсурд, что надо принимать законопроект про неправовые наезды правовых органов. Но у нас пока еще надо. Это тоже характеризует инвестиционную экосистему в нашей стране.

Эстония, также постсоветская страна, в этом рейтинге занимает 6-е место. Они работали на этот результат все 25 лет.

Яника, чем вы гордитесь больше всего? Какими достижениями и успехами?

Я горжусь тем, что Google и Financial Times назвали меня одним из 100 инноваторов, чьи инвестиции меняют мир. Очень приятно, когда твои заслуги признают компании такого уровня. Мы можем сами делать что-то, гордиться этим, но когда компании, задающие темп, признают твои заслуги, это очень круто.

Конечно, я горжусь своим ребенком и семьей — так все отвечают в интервью, но мы же говорим сейчас о другом.

Какие планы на 2017 год?

Запустить электронный билет. Как реально работающий инструмент. «Электронные выборы» вряд ли получится реализовать в этом году, но точно запустим в пилот «Электронное здоровье». Не хочется много говорить о планах — нужно просто работать.

ВАМ ТАКЖЕ ПОНРАВИТСЯ: Стартап, породивший новую нишу в кредитовании: интервью с основателем Moneyveo

Материалы по теме