close-btn
Мы в соцсетях:

Венчурный капитал или ICO: стартапы поделились опытом

Что выбрать стартапу — венчурный капитал или ICO?

С изобретением ICO у бизнеса появилась еще одна альтернатива традиционному финансированию — теперь вместо того, чтобы привлекать фонды, можно выпустить токены и найти на них покупателей, что в некоторых случаях быстрее и выгоднее. Такой формат финансирования применяется и в Украине — страна находится в ТОП-3 Восточной Европы по количеству ICO, проведенных в 2017 году.

В Bloomberg сравнили истории двух предпринимателей из Юго-Восточной Азии, которые выбрали разные форматы привлечения финансирования для своих стартапов (ICO и венчурные инвестиции). И объяснили, почему для их бизнеса подходящим оказался именно этот вариант.

О проектах

У Аунг Чжо Мо и Джун Хасегава много общего. Они оба — предприниматели, которые работают над проектами безналичных платежей в Юго-Восточной Азии.

Аунг Чжо Мо, CEO 2C2P Фото: bloomberg.com

Аунг — программист из Мьянмы, основал свой стартап 2C2P в 2003 году в Бангкоке. Он помогал клиентам (Thai Airways, Lazada и Zara) обрабатывать онлайн-платежи по кредитным или дебетовым картам, а также обслуживать платежи незабанкированного населения в магазинах. Бизнес Аунга выглядит достаточно понятным для привлечения капитала традиционным способом.

У второго предпринимателя все наоброт. На момент привлечения финансирования его проект даже не был окончательно доработан. Джун Хасегава основал Omise в Бангкоке в начале 2010-ых. Изначально это был e-commerce-проект, который позже перерос в платежный бизнес. Идея, на которую понадобились средства — сеть OmiseGO, нацеленная на то, чтобы позволить осуществлять финансовые транзакции с такими криптовалютами, как Ethereum и Bitcoin. А также с фиатными деньгами, например, долларом США. Цель стартапа — предложить людям альтернативу традиционному банкингу.

Сколько денег привлекли предприниматели и как?

Когда дело дошло до сбора финансирования, предприниматели выбрали противоположные решения. 42-летний Аунг привлек венчурный капитал в размере $30 млн с перспективой стать публичной компанией в течение нескольких лет. А 36-летний Хасегава привлек $25 млн через ICO, нерегулируемый способ продажи токенов, который стал сверх-популярным в прошлом году. Уже через полгода после кампании, крипто-токены OmiseGO, подорожали до $1,5 млрд (по 15 долларов каждый на 10-00 UTC, 23.01.2017 по данным coinmarketcap).

Возможно, этот стартап не смог бы привлечь венчурные средства, даже если бы попытался. Ведь на момент проведения ICO система еще не была закончена. Авторы проекта просто опубликовали документ ICO — по сути, план по сбору средств — онлайн без каких-либо подробных финансовых результатов. Более того, некоторые ее функции до сих пор находятся в разработке.

Инвесторы, которые вложились в проект OmiseGO, не получили акций в традиционном понимании. Вместо этого у них есть токены OMG, которые могут использоваться для транзакций внутри сети.

Такие результаты впечатлили Аунга, который пошел по более сложному, но проверенному пути привлечения венчурного финансирования. Посчитав ICO ненадежным для бизнеса. Ведь если однажды эта система начнет рушиться, ее будет невозможно контролировать. Аунг пытается избежать обещаний, в которых он не уверен. А сотрудники компании ходят в футболках «Say Less, Do More».

На примере этих предпринимателей мы видим проблему, с которой сталкиваются стартапы по всеми миру. Привлекать традиционный венчурный капитал со всеми ограничениями, которые сопутствуют такой сделке. Или обращаться к ICO, где помимо больших денег можно получить и бесчисленные неизвестные.

По данным исследовательской фирмы Smith&Crown, в 2017 году через ICO было привлечено более $6,8 млрд. Для сравнения, в 2014, 2015 и 2016 объем таких сделок оценивается в $151 млн.

А в 2018 один только Telegram уже получил заявок инвесторов на $3,8 млрд еще до проведения ICO.

При этом ICO продолжает вызывать дискуссии по всему миру. Китай запретил ICO еще в сентябре 2017. Регуляторы в Гонконге и Сингапуре также предупреждают инвесторов, заинтересовавшихся в ICO, ссылаясь на проблемы с мошенничеством и риски отмывания денег. Так, в 2017 году 10% всех средств, которые были направлены на ICO, оказались в руках мошенников.

Основатель Omise, напротив, считает, что ICO — это начало финансовой революции. А его коллега продолжает сомневаться.

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ — Запреты и ограничения: как регулируют биткоин в разных странах мира

Хочу получать:

ТОП новости, билеты на мероприятия, бесплатно!