close-btn
PaySpace Magazine Global toggle EN
Мы в соцсетях:
PaySpace Magazine Global toggle EN

Развивайся или умри: Александр Карпов о будущем украинского банкинга

Как развивается украинский платежный рынок? Каких сервисов нам не хватает, а какими — можем похвастаться?

 

Об этом и многом другом в интервью PaySpace Magazine рассказал Александр Карпов, один из самых авторитетных финансовых экспертов Украины, обладатель почетной премии PaySpace Magazine Awards 2018 в номинации «Эксперт года в сфере FinTech», директор Украинской межбанковской ассоциации членов платежных систем «EMA».

Более подробно об изменении рынка платежей, сложностях с реализацией PSD2 и открытом банкинге можно будет узнать на конференции Global Payments Day, которую ассоциация «ЕМА» организовывает в Киеве 19 сентября.

Как бы вы оценили развитие украинского рынка платежей? Довольны ли динамикой роста за 10 лет?

С одной стороны, можно говорить о значительных успехах. Граждане активно пользуются картами. А с другой — о том, что рынок значительно перекошен. Статистика Национального банка показывает, что р2р-переводы превышают по объему операций торговый эквайринг и электронную коммерцию. Эти показатели никак не сопоставимы с европейским рынком.

Статистика НБУ. Фото: bank.gov.ua

Одна из причин — так называемый внутренний офшор (другими словами, ФОПы). Очень многие субъекты хозяйствования не устанавливают в своих торговых точках терминалы. И это происходит не только из-за дополнительных затрат на эквайринг (около 2-3%). Но и из-за налоговых платежей (около 5-6,5%).

Поэтому часто можно встретить ситуацию, когда торговцы принимают оплату с карты на карту в интернете или традиционных магазинах.

Как бороться с этой тенденцией?

Об этих противоречиях мы пытаемся говорить последние несколько лет. Минфин и Национальный банк с удовольствием нас слушают. Но пока ничего не происходит.

Возможно, что-то изменится, когда НБУ закончит перестройку системы электронных платежей. СЭП заработает в формате 24/7, а мгновенные платежи между банковскими счетами станут реальностью. Это создаст конкуренцию существующим способам приема платежей, в том числе и ценовую.

Когда это случится?

План НБУ реалистичен. К 2022 году все должно заработать.

Что можете сказать о позитивных трендах на рынке платежей?

Сейчас очень хорошая психологическая обстановка в платежном бизнесе. Граждане все охотнее пользуются безналичными платежами. Тренд наметился еще в 2013 году. А то, что во время революции многие банки устанавливали лимиты на снятие наличных в банкоматах, еще больше стимулировало безналичные расчеты.

А потом появились настоящие инновации — мобильные кошельки, NFC и QR.

Платежные системы рапортуют, что по бесконтактному проникновению в эмиссионной части мы растем очень быстро. Мы входим в ТОП-5  (или ТОП-10, в зависимости от платежной системы). Это означает, что потребность в современных платежах у людей существует.

После того, как я загрузил свои кредитки в Google Pay, физической картой перестал пользоваться вообще. А после того, как приобрел часы Garmin, то перестал платить и телефоном. Пользуюсь преимущественно часами.

Единственный случай, когда я плачу смартфоном — это Сильпо, где работает оплата по QR.


Я предпочитаю, чтобы QR-код формировался на стороне покупателя. Ведь QR торговца чуть менее безопасен. Не совсем понятно, куда этот код может привести, что в нем зашито и за что вы реально будете платить.

В Украине еще предстоит дискуссия относительно внедрения QR. Стандарт, который недавно представил Нацбанк, не совпадает с тем, что реализовано международными платежными системами. Но я думаю, Национальный банк услышит индустрию.

Когда в Украине будут имплементировать стандарты PSD2? Что уже сделано для внедрения европейского законодательства? И что еще предстоит сделать?

Мы получили запрос от финансового комитета Верховной рады разработать проект имплементации директивы в Украине еще в 2015 году.

В январе 2016 мы представили проект закона в Нацбанке. Но, как известно, НБУ утвердил концепцию развития открытого банкинга только месяц назад.

Нацбанк провел над собой огромную работу. Как минимум, четко разработана структура платежного рынка. Кроме банков у нас будут небанки (финансовые компании, эмитенты электронных денег, платежные учреждения, почтовые учреждения).

Явный недостаток — доступ в систему платежей СЭП у небанков будет через банки. Это удорожает участие в платежной инфраструктуре. Мы будем предлагать изменения в этой части. Чтобы у всех были не только равные права и обязанности, но и возможности их реализовать.

Как банки отреагируют на появление новых игроков?

Понятно, что банки не любят конкуренцию. Но научно-технический прогресс непреодолим.
Европейские банки уже увольняют десятки тысяч сотрудников. Это может случиться и на украинском рынке, только в другом формате. Сейчас у нас 77 учреждений. А может остаться вполовину меньше. Если кто-то не будет соглашаться с выходом на рынок небанков.

Банкам не помогут и отговорки в виде более жестких требований AML — просто теперь им нужно сокращать затраты, автоматизируя процессы, тем более, что соответствующие практики уже есть во многих европейских учреждениях.

Опыт Европы показывает, что реализация PSD2 — довольно сложная задача. Согласно исследованиям, большинство потребителей пока не понимают, как на них отразится нововведение. А около 40% банков срывают сроки имплементации директивы.

Как этот процесс будет проходить в Украине? Какие локальные проблемы могут возникнуть?

В этом смысле я оптимист. Но не только потому, что я люблю нашу страну и верю в здравый смысл. Людям до 30 совершенно все равно, как называется финучреждение, где они будут обслуживаться. Если можно сделать все здесь и сейчас — то так и будет.

То есть директива в основном рассчитана на людей до 30 лет, которые открыты к инновациям?

Я бы так категорично не утверждал. Диджитализация настолько проникает во все сферы, что финансовая индустрия не может быть где-то в стороне.

Внедрения принципов открытого банкинга нам не избежать. Это случится в ближайшие год-полтора с точки зрения нормативного обеспечения.

Какие украинские банки будут наиболее активно заниматься внедрением открытого банкинга?

В 2022 мы не увидим тех, которые не будут.

Какие уже есть на рынке яркие варианты взаимодействия банк-стартап?

Лучший пример — monobank. Это в чистом виде открытый банкинг. Инновации и улучшения заметны — они происходят как минимум раз в месяц. Коллеги в последнее время много внимания уделяют трансграничному бизнесу. Это тоже хороший пример взаимодействия разнообразных участников рынка.

Пока для бета-тестеров

Monobank запустили в Украине осенью 2017 года. Фото: oligarh.media

Какие финансовые сервисы в Украине реализованы лучше/раньше, чем в других странах?

Клиенты и пользователи у нас гораздо более удовлетворены качеством банковских услуг (скорость, удобство, безопасность), чем подавляющее большинство людей в Старой Европе.

Кроме того, в 2002 — 2003 годах мы заложили принцип обмена информацией на рынке для противодействия мошенничеству, который позволяет нам учить европейцев, как надо работать. Наша коллега Олеся Данильченко, которая бывает в Европоле раз в квартал, каждый раз в этом убеждается. Тот уровень взаимодействия между банками, который достигнут на украинском рынке, не всегда можно воспроизвести за рубежом.

У нас обмен информацией осуществляется на уровне программного модуля. Плюс мы взаимодействуем с киберполицией, со службами по финансовому мониторингу.

В Европе это воспроизвести сложнее или практически невозможно. Ведь принцип защиты персональных данных сейчас не всегда позволяет все сделать юридически корректно.

А если и у нас внедрят что-то вроде GDPR, это не нарушит обмен информацией?

Каждая страна делает некоторые исключения, связанные с обеспечением общественной безопасности. Она всегда более важна, чем защита персональных данных.

Как открытый банкинг отразится на незабанкированном населении Украины?

Все, до кого не успели дотянуться банки и небанковские учреждения, будут охвачены новыми компаниями. Если те сумеют их заинтересовать и убедить в необходимости использования безнала.

По новому закону можно будет предоставлять услуги даже без финансовой лицензии. Достаточно просто быть юрлицом, соответствовать требованиям платежного учреждения и получить лицензию на те услуги, которые компания собирается предоставлять.

И Укрпоште разрешат стать банком?

Открытый банкинг предполагает, что это случится само по себе.

А что будет с зарплатными проектами? Когда ими смогут заниматься все банки без исключения?

Мы считаем ненормальными нормативные акты, которые дают отдельным банкам преимущества на том или ином рынке. Ведь если у банка есть лицензия с правом обслуживания физлиц, почему его делают уполномоченным на каком-то рынке. Будем обсуждать это с НБУ.

Каких финансовых сервисов вам лично не хватает на украинском рынке?

Как только рынок инвестиций (за рубеж и внутри страны) будет хоть чуть-чуть похож на Восточную Европу или Россию, и это будет внедрено в банковские приложения, я буду счастлив. Также нужно довести до ума пенсионную реформу.

Еще я бы хотел, чтобы у нас была возможность открыть банковский счет за рубежом из своего банковского приложения. Но это пока из области фантастики.

Как вы сами сберегаете средства?

Я храню их в ипотеке, которую выплачиваю.

Видите ли вы политические риски для банковской отрасли?

Я не предполагаю, что такие риски существуют. Для финансового сектора вектор европейской интеграции и обязательства перед ЕС никто не отменит. Даже если в руководстве НБУ и будут какие-то кадровые перестановки, уже заложены такие кардинальные изменения, что кто бы не руководил банком, все это будет делаться. Приняты все необходимые решения.

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ — Платежные системы в Украине: разбор терминологии НБУ

Хочу получать:

ТОП новости, билеты на мероприятия, бесплатно!

Материалы по теме

facebook

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: