close-btn
Ми в соцмережах:

О криптосообществе во время войны и развитии цифровой экономики страны: Интервью с президентом Блокчейн ассоциации Украины Михаилом Чобаняном

Михаил Чобанян говорит, что у Украины огромные перспективы стать сильнейшей страной 

Михаил Чобанян

Михаил Чобанян, основатель криптобиржи Kuna и президент Блокчейн ассоциации Украины

Kuna – украинская криптобиржа, которая давно ушла от традиционных опций купли-продажи крипты. С некоторых пор это платформа, совмещающая банкинг и операции с криптой. Kuna работает семь лет, и за это время стала самой известной украинской криптобиржей и создала почву для развития украинского криптосообщества. Можно сказать, что не в последнюю очередь именно благодаря Kuna криптовалюта в Украине превратилась из малопонятного обществу актива в прекрасный способ инвестиций и заработка. А когда началась полномасштабная война, команда Kuna в рамках крупного криптофонда собирала средства на нужды украинской армии и собрала немало – несколько десятков миллионов долларов.

Чтобы узнать больше о философии Kuna, ее целях и планах на будущее, мы поговорили с основателем платформы Михаилом Чобаняном, который, к слову, сейчас занимается общественной деятельностью и известен также как президент Блокчейн ассоциации Украины. Он – очень незаурядный человек. Криптобиржа, а также знания, полученные в Лондонской бизнес-школе, в Колумбийском и Гонконгском университетах, помогают ему не только развивать экосистему криптовалют, а и работать над  усовершенствованием будущего нашей страны. 

В большом интервью с Михаилом Чобаняном – о свободе, которую обеспечивают криптовалюты, об ошибках, которые может совершить трейдер-новичок, о будущем Украины как сильнейшего диджитал-государства и о многом другом.

— Михаил, вы – выпускник Executive MBA в Columbia University, London Business School и Hong Kong University, решивший создать криптобиржу. Это знания, полученные в ВУЗах, сподвигли вас сделать открыть биржу или нечто другое?

— И да, и нет. Скорее это была совокупность многих факторов. Не могу сказать, что образование сподвигло меня создать криптобиржу. Ведь на самом деле задача этих учебных заведений – как следует расширить мировоззрение и убрать рамки и шаблоны мышления. Я впервые услышал о крипте как раз когда учился, но начал заниматься ею чуть позже.

— Чем криптовалюта была для вас, когда вы начали с ней работать, – чем-то вроде проверки благосклонности фортуны или, быть может, источником обогащения?

— В январе 2011 года, когда я узнал о криптовалюте, признаться, особо в нее не верил. Дело в том, что в тот момент в Киеве активно продвигали МММ-2011 – возрожденную финансовую пирамиду Сергея Мавроди, и я тогда даже изучал ее. Так получилось, что навязанные «философией» пирамиды идеи немного повлияли на мое восприятие крипты и биткоина в частности. Так что сперва я не поверил в крипту и вернулся к ней только в 2013 году. Тот период был временем творческого поиска новой сферы занятости – я размышлял, чем бы заняться, отметал локальные проекты и искал масштабные бизнес-ниши.

Нужно сказать, что до знакомства с биткоином я работал в сфере телеком-услуг, диджитал-маркетинга и стратегий, занимался разработкой сайтов. Тогда все это было привычным для многих делом, но мне наскучило из-за отсутствия глобального влияния, а также из-за неэффективности с точки зрения бизнеса.

Так что я искал нечто масштабное и глобальное, ведь после Executive MBA мировоззрение колоссально меняется. Вдруг мне попалась интересная статья. У кипрских банков начались проблемы, и тогда некоторые умелые вкладчики, пытаясь спасти свои деньги от принудительной конвертации в акции этих же банков, решили попробовать вывести средства из фиата в крипту. Из-за этого биткоин тогда подорожал в 2-3 раза. В связи с этим я понял, что путь, которым пошли вкладчики банков Кипра, – прекрасный инструмент обхода насильственного изъятия денег государством.

Я допустил, что криптовалюты — это не пирамида, так что было решено узнать больше об этом ней как об отрасли потенциальной деятельности, и на полгода я с головой ушел в изучение. С тех пор ничем другим, кроме, криптовалют, я не занимаюсь.

— Вы начали торговать биткоином более десяти лет назад, когда он стоил сотни долларов. Вы тогда прогнозировали колоссальный рост его стоимости?

— Нет, настолько большого роста не представлял. Но, собственно, в работе с криптой я не ставил перед собой спекулятивную цель, мне нравилась другое: масштабность технологий и глобальность идей криптовалют: построение нового мира и свободного, справедливого, равноправного миропорядка. Именно это меня впечатлило и заинтересовало, тогда как прогнозов относительно роста стоимости биткоина до десятков тысяч долларов и близко не было. Да, математически я понимал, что, вероятнее всего, он должен вырасти в цене, но насколько – не думал.

— Как полагаете, биткоин может вернуться к стоимости под 60 тысяч долларов, как это было до недавних пор?

— Это своеобразная прогностическая игра, зависящая от горизонта планирования. В долгосрочной перспективе у биткоина есть шансы вырасти относительно доллара по многим причинам. 

Первое – это ограниченность количества биткоинов – иными словами, это дефляционная модель, как, скажем, ситуация с яйцами Фаберже, полотнами именитых художников, коллекционными автомобилями, количество которых со временем не увеличивается, а уменьшается, а цена растет.

Второе – мы видим, что последние всплески цены биткоина, когда она достигла десятков тысяч долларов, были не из-за того, что он сам подорожал, а потому что обесценились доллар, евро и другие ключевые мировые валюты. Поэтому не исключаю, что в ближайшее время произойдет обвал национальных валют, случится кризис фиатной системы. В связи с этим рынок будет искать некую стабильность и найдет ее в биткоине – глобальном и надежном инструменте, количество которого фиксировано (ведь центробанки не могут их допечатать, как, например, фиатные деньги). Когда это произойдет, и до какого уровня может подорожать биткоин – не знаю. Однако не исключаю, что может случиться и наоборот – криптовалюты вообще запретят или все валюты попросту обесценятся.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Мобильное приложение никогда не болеет»: Интервью с Андреем Гидуляном, управляющим директором Fairo – финансового сервиса для фрилансеров и предпринимателей

— Чем для вас была и есть криптобиржа Kuna – мечтой, бизнесом, источником доходов, целью популяризировать пользование криптой в Украине?

— Сейчас биржа – это то, что позволяет мне путешествовать по миру, встречаться с людьми и организовывать разные мероприятия, а свою первоначальную цель она уже выполнила. Когда я запускал Kuna, то хотел возвести надежный мостик из мира криптовалют в мир фиата, и это было сделано. Мало того, попутно был создан целый крипторынок, и теперь поменять крипту в Украине не составляет проблем.

При этом, начиная с 24 февраля, последние восемь месяцев я уделяю криптобирже не более 5% своего времени. Львиную же долю усилий и времени посвящаю Украине и сохранению украинцев как нации. Для этого нужна сильная экономика и территориальная целостность страны. 

— Расскажите подробнее, что имеете в виду.

— Нынешний обвал экономики, происходящий из-за войны, усилится с отключением электричества. Также существует физическая угроза территориальной целостности Украины, остро стоит проблема уничтожения культурного наследия – не только памяток культуры, но и ее носителей, то бишь людей. К тому же усиливаются глобальные проблемы – на нас давит грядущий мировой кризис и отсутствие видения того, как будет развиваться человечество в будущем.

В контексте этого наша экономика требует развития – сейчас делать это на территории Украины никто физически не сможет, ведь во время войны инвесторов не найдется. Тем более о каких инвестициях может идти речь, если в стране нет электричества, а водоснабжение и отопление под вопросом. Сейчас оперативно нужно развивать цифровую экономику. Для этого мы объединяем топовых специалистов, помогаем Министерстве цифровой трансформации с сервисом Дия, концепциями Дия City, Дия Бизнес и идем к Web 3.0 – направлению развития интернет-технологий, когда информацию понимают компьютерные системы.

Это очень важно для нас как для страны, ведь Web 3.0 закрывает вопросы безопасности и защиты персональных данных. Дата-центры будут храниться в блокчейнах, в IPFS (InterPlanetary File System – одноранговая распределённая файловая система, соединяющая все вычислительные устройства единой системой файлов), а не на конкретных серверах. Относительно защиты персональных данных – не будет центральных баз данных, это превратится в блокчейн, и только пользователь будет определять, какие данные передавать, а какие нет. Это очень важно для военных, высшего руководства страны и тех, кто остается целью российских спецслужб.

Все эти проблемы интересуют меня намного больше, чем какой-либо бизнес, так что сейчас я максимально вовлечен в их решение. 

Михаил Чобанян

— Расскажите, как в начале войны проходил сбор денег на нужды армии в рамках криптовалютного фонда Aid for Ukraine, и как в нем поучаствовала Kuna? 

— С первых дней войны я понимал, что наши воины окажутся один на один с огромными трудностями, порой будут без нужной одежды, оружия, дронов. Для помощи им при поддержке Минцифры был оперативно создан криптофонд, который мы вывели на национальный уровень, собрав около $65 млн. Kuna в этой схеме выступила криптобанком.

В скором времени фонд будет перезапущен не только на базе Kuna, но и на базе Блокчейн ассоциации Украины. Борд ассоциации станет бордом криптофонда – это добавит прозрачности в транзакции относительно того, сколько собрали денег и куда их потратили.

— Были ли у Kuna в 2015 году инвесторы? Какие суммы они инвестировали?  

— В 2015 году я пошел путем краудсейла (предварительная продажа токенов для привлечения начальных инвестиций в проект до ICO), предлагая права на дивиденды. Тогда было собрано 286 биткоинов, и на эти деньги я запустил биржу Kuna.

Через два года в мире началось глобальное регулирование крипты, и возникла концепция Security Tokens (цифровые аналоги ценных бумаг, дающие владельцам право на реализацию их инвестиционных интересов), которая влекла за собой регулирование согласно правовым нормам финансовых регуляторов разных стран. Несоответствие этим правилам могло привести к реальным уголовным делам и расследованиям со стороны, например, Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) и других органов. 

После консультаций с юристами мы решили изменить модель с Security Tokens на более перспективную модель – Utility Tokens (служебные токены). Разослали письма всем, кто принимал участие в краудсейле, с этим предложением и попросили их по желанию предложить какой-то другой формат. Ни у кого никаких иных предложений не возникло, поэтому мы сделали так, как планировали. Я сжег все свободные токены, и мы перевели систему на Utility-модель. Собственно, так и была профинансирована площадка Kuna.

— Какие внедрения и решения стали самыми важными и сделали проект Kuna успешным?

— В первую очередь, это своевременное делегирование обязанностей команде и мой уход от операционного руководства. За собой я оставил лишь стратегические задачи и считаю, что каждый фаундер должен максимально быстро нанять квалифицированные кадры и дать им свободу. У нас именно это стало толчком к развитию. Касательно лично моих достижений – безусловно, их достаточно, но сложно объединить их значимость и возвести в абсолют на пути к успешности Kuna. 

— С какими неудачами вы сталкивались в процессе становления криптобиржи?

— Основной факап – это концентрирование исключительно на украинском, а не на мировом рынке. Мы остались локальной платформой, тогда как конкуренты были глобальными, с меньшей зависимостью от той или иной страны, ее экономики и валюты. Это было главной ошибкой.

Нужно было раньше выходить на мировой рынок. Да, мы это активно делаем сейчас, но если бы процесс был начат, скажем, три года назад, сейчас мы бы видели совсем другие результаты.

— Какие у Kuna планы на ближайшее время? Планируете экспансию в другие страны?  

— На самом деле мы уже начали экспансию. Однако, прежде чем выйти на рынок Евросоюза, на бирже будут открыты пары в евро. Сейчас заканчивается апгрейд технической инфраструктуры, чтобы мы смогли обслуживать большее количество людей и гарантировать более высокое качество сервиса.

Позже мы запустим несколько новых продуктов, которые будут на стыке традиционной фиатной системы и криптосистемы. Кроме того, полагаю, что будем привлекать инвесторов. Хочу, чтобы независимый борд Kuna занимался стратегическими вопросами, а я сконцентрируюсь вокруг государственных.

Расскажите о креативных маркетинговых кейсах последнего времени. Что интересного внедряли для рекламы и продвижения криптобиржи?

— Пока я занимался операционным управлением, то старался особо не тратиться на рекламу. У меня была другая стратегия – инвестировать в довольного пользователя. Такой пользователь сам рассказывает своему окружению о хорошем продукте.

Правда, такой подход работает до поры до времени. Позже нужно выходить на широкий рынок, конкурировать с другими игроками, поэтому без рекламы не обойтись.

Из последних крупных кампаний, одну особо интересную из-за войны мы не успели полностью реализовать. Это годовой концерт-тур украинской рок-группы «Без обмежень». Идеологически ведь криптовалюта – это то, что освобождает и снимает все ограничения. С этой философией идеально сочетается рок-стилистика, название самой группы и ее песни.

— Какой сегодня суточный оборот Kuna?

— Не слишком много. В целом это полтора-два миллиона долларов в сутки. Это реальный оборот, мы не накручиваем показатели. Стоит отметить, что на выходных оборот снижается, ведь львиная доля пользователей – это украинцы, которые, как известно, на выходных привыкли отдыхать, а не торговать на бирже.

— Какая рыночная стоимость платформы Kuna сейчас?

— Так как мы непубличная компания, соответственно биржи, которая определяла бы нашу цену, нет. В целом стоимость компании равняется сумме, которую за нее готовы заплатить инвесторы. По приблизительным оценкам Forbes это около 100-150 миллионов долларов. 

— Сколько сейчас среди пользователей Kuna украинцев, а сколько иностранцев? Изменились ли эти цифры после начала полномасштабной войны?

— Всего у платформы 550 тысяч пользователей, из которых 80% украинцев, находящихся в Украине. До войны этот показатель составлял 90% Дело в том, что с началом военных действий многие, в том числе и наши клиенты, уехали в Европу. Тогда же мы и увидели небольшой прирост клиентов из-за границы, которым интересны пары крипта-крипта, а также наши дополнительные услуги – например, сервис Kuna PAY. Но это бизнес-пользователи, так что да, мы получили новых зарубежных В2В клиентов, тогда как среди розничных клиентов прироста нет, ведь инструмент в виде евро пока недоступен. Как только он появится, сразу можно будет говорить о приросте клиентов из-за границы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Бизнес работает, когда клиент доволен». Интервью с кофаундером Weld Money Алексеем Бобком о запуске первой карты для расчетов криптовалютой

— Кто чаще всего совершает операции с криптой в Украине? Каков портрет пользователя криптобиржи, его социальное положение, возраст, сфера деятельности?

— Сейчас львиная доля пользователей – это люди в возрасте от 20 до 45 лет, у которых банально есть деньги. Правда, в последнее время возрастная группа начала активно расширяться и захватывать людей в возрасте от 14 до 55 лет. Это объяснимо – появляется больше различных гайдов и объяснений, и людям становится легче войти в криптоотрасль. К тому же влияет жизненная необходимость – когда, скажем, 60-летний предприниматель не может пользоваться традиционными банковскими сервисами для ведения внешнеэкономической деятельности, ему приходится изучать криптовалюты.  

— Какие действия пользователи Kuna совершают на бирже чаще всего? Покупают-продают крипту, хранят ее, оплачивают что-либо криптой, переводят деньги из-за границы?

— Можно сказать, что мы находимся ближе к банкингу, чем к криптобирже – нас используют как некий прообраз банка. На платформе Kuna пользователи хранят криптовалюту, меняют ее на гривну (и скоро смогут обменивать на евро и доллары), выводят ее на карту. Кроме того, многие хранят гривневые балансы на Kuna, потому как доверяют нам больше, чем банкам. Вообще людей зачастую интересует, как сберечь, приумножить и потратить деньги, и мы закрываем эти запросы.

— Как менялась заинтересованность украинцев в криптовалюте за последние пару лет? Можно ли сказать, что украинцы – одни из самых активных пользователей криптой в мире?

— Для украинца криптовалюта – это альтернатива банковской системе во всех смыслах. До войны основной приток пользователей криптобирж обеспечивала инфляция. Если ничего не делать с условными 100 тысячами гривен, через год инфляция съест 10% от суммы. Да, в довоенное время украинцы относили деньги в банк и оформляли депозит, где проценты немного превышали показатель инфляции. Однако банковский депозит был созвучен с множеством рисков – вероятность банкопада, негибкая политика банка, невозможность досрочно забрать деньги с депозита. 

Вторым вариантом сохранения денег была недвижимость. Люди стремились купить квартиру, считая, что ее стоимость будет расти, а благодаря сдаче в аренду можно будет постоянно зарабатывать.

При этом фондовый рынок для обычного гражданина непопулярен, а доступен лишь для узкого сегмента инвесторов. Так что для простых украинцев хорошим вариантом стала крипта – порог входа здесь крайне низкий, правила простые, а благодаря росту криптовалют присутствует и спекулятивная составляющая.

Сейчас все украинские министерства, блогеры, телеканалы, предприниматели, компании вкладываются в покупку крипты. Естественно, продавать что-либо за криптовалюту они пока не могут ввиду того, что единственное платёжное средство — это гривна, и криптой юрлица не имеют права пользоваться. Однако скоро заработает новый закон о виртуальных активах, где будут описаны правила использования крипты.

Если посмотреть на показатель владения криптовалютами в Украине на душу населения, то получится, что мы на порядок выше, чем граждане европейских стран, только потому, что у нас нет других надежных инструментом инвестирования. Криптовалюты развивались в Украине быстро из-за отсутствия других выгодных инструментов инвестирования. И рынок облигаций, и фондовый, и венчурный рынки в нашей стране, хоть и существуют, однако остаются «точечным», а не масштабным явлением.

— Что изменилось в криптосообществе Украины после 16 марта этого года, когда украинские банки начали блокировать ввод денег на криптобиржах, считая такие транзакции переводом за границу?

— Эта блокировка связана с письмом Нацбанка, адресованным украинским банкам. В письме говорилось, что нужно блокировать peer-to-peer транзакции, связанные с криптовалютными биржами, якобы потому, что так валюта выводится из страны.

Вместе с представителями СБУ и Минцифры мы связались с регулятором относительно этого вопроса и разобрали его подробно. Мы разъяснили Нацбанку, что схема, которую использует Kuna и большинство обменников в Украине, это peer-to-peer транзакции. То есть гривна обменивается на криптовалюту, а валюта здесь не фигурирует и, соответственно, никакого ее вывода за границу нет.

На самом деле проблема возникла из-за биржи Binance, у которой за рубежом был открыт эквайринг, и с украинской карты можно было пополнять баланс биржи. С украинской гривневой карты люди покупали валюту и уводили ее на западные счета биржи Binance. Это и было выводом валюты за рубеж, и именно к этому у Нацбанка возникли претензии.

Я раскрыл механику работы крипторынка Украины и доказал регулятору, что никакого вывода с нашей стороны не было. Правда, НБУ так и не поручил банкам отменить блокировку peer-to-peer транзакций, связанных с криптовалютными биржами, отметив, якобы не влияет на банки. При этом в свое время запретил это — парадоксальная позиция.

Сегодня некие ограничения сохраняются, также повысился показатель отказов при попытках пополнить на криптобирже или в криптообменнике счет гривневой карты. Нужно попробовать сделать это около пяти раз, прежде чем получится.

Сейчас криптосообщество Украины ждет решение этих трудностей от нового главы Национального банка.

— Как повлияло принятие закона о виртуальных активах на криптоотрасль Украины? Он действительно эффективен в контексте легализации крипторынка или нет? 

— Про этот закон уже можно забыть. Он мог заработать только после изменений в Налоговый кодекс Украины. Однако изменения пока не приняты, так что и закон не работает. К тому же ситуация на рынке с учетом войны и криптовалютных санкций против РФ изменилась, появились новые возможности в контексте метавселенной. Так что мы вместе с Минцифрой вскоре перепишем этот закон. К слову, нормативные наброски со стороны ЕС уже есть. 

— Чем отличается нынешняя ситуация на крипторынке Украины от ситуации в начале войны? Что мы видим сейчас в криптосообществе, когда бизнес возобновил работу, а украинцы поняли, что прятать все деньги под подушку не вариант?

— В первые дни войны случился обвал ценности наличного доллара. USDT (криптодоллар Tether) продавался с наценкой 30-40% к наличному доллару. То есть за 1 USDT давали 1,30 наличного доллара. Уже в марте, когда все увидели, что страна не сдалась, а борется, что Буча и города вокруг столицы освобождены, этот процент начал падать, и сейчас колеблется от 1 до 2%.

Вообще в критических ситуациях традиционная валюта – доллар и евро – обесценивается в мгновение ока и становится никому не нужной. Далее – яркий пример.

В начале войны криптофонд Aid for Ukraine обеспечивал гуманитарную помощь оккупированным в то время городам – Чернигову, Сумам, Мариуполю. Поставок продовольствия не было, цены взлетели до немыслимых высот, предприниматели переживали за бизнес, а граждане нуждались в транспорте, еде, воде, бензине. Мы сделали точечные интервенции – находили на местах криптанов, отправляли им крипту, а они с наценкой 30% меняли ее бизнесу. Предприниматели получили возможность выйти из оккупации с деньгами, пусть даже с минимальными. Они передавали людям продукты, оплачивали автобусы для эвакуации – мы вывозили на более-менее безопасную территорию детей, пожилых людей, людей с инвалидностью целыми домами и больницами. Это все стало возможно благодаря криптовалюте, тогда как кэш никому не был нужен – физически его никак не вывезешь, ведь по пути обязательно отберут.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Деньги – это свобода выбора и возможность помогать другим». Финансовая консультантка Алина Шух о золотых правилах и плохих привычках в инвестировании

— Влияет ли сейчас покупка и продажа криптовалюты в Украине на приближение победы в войне и как помогает экономике?

— На данный момент пока нет, потому что это сугубо осуществление транзакций. Понятно, что мелкие предприниматели используют крипту, чтобы экпортировать или импортировать свои товары и услуги, но это не массовый уровень. Сейчас необходимо убрать посредников в виде бирж и обменников, чтобы люди могли непосредственно пользоваться криптой в безопасных финансовых условиях. Только в таком случае появляется возможность инвестировать, развивая экономику.

Это как раз один из приоритетов работы вместе с Минцифрой и Блокчейн ассоциацией Украины. Речь идет о концепции «Дия City» и «Дия Бизнес». Нужно внедрять туда автоматическую налоговую систему, которая будет интересна бизнесу, и позволит собирать достаточные поступления на обеспечение украинской армии. Это должны быть не просто донаты, а заработанные деньги, на которые государство будет содержать армию, и таким образом помогать выиграть войну.

— Расскажите, пожалуйста, об образовательных курсах по криптовалютам KUNA Education. Проводятся ли сейчас занятия? Кто обучает, кого и как?

— Образование – это основа для развития любой экономики. На этот счет у Минцифры обозначены четыре цели, утвержденные президентом и Кабинетом министров: а) 100% государственных сервисов должны работать в онлайн-режиме; б) 6 миллионов украинцев должны обладать цифровыми знаниями; в) 95% транспортной инфраструктуры и населения должно быть покрыто высокоскоростным интернетом; г) 10% ВВП страны должно быть в ІТ-отрасли.

Kuna Education – это помощь в достижении второй цели – простым языком мы объясняем всем желающим, что такое криптовалюты, блокчейн, майнинг, цепочка блоков. Дальше человек сам определяет, что ему интересно: трейдинг, разработка, платежная сторона крипты или блокчейн для создания своих стартаптов. Ролики этого образовательного проекта уже есть на Youtube.

— Поделитесь, какие ошибки может допустить новичок в покупке и продаже криптовалюты?

— Первое – поддаться жадности, уйти в спекуляцию и инвестирование в различные фонды, пирамиды, схемы, где обещают 100% дохода в месяц или 900% в год. Плохо, когда человек, не разобравшись, свои последние сбережения относит недобросовестным людям. На самом деле, если не понимаешь, как выйти из той или иной инвестиции, значит инвестировать туда не нужно.

Второе – зыбкая для новичков почва – это пренебрежение изучением терминологии и опасных моментов работы с криптой. Не нужно сразу заводить деньги на криптобиржу и покупать криптовалюту. Нужно сперва изучить, что такое крипта и блокчейн, и как они могут повлиять на улучшение благосостояния.

— Как экономика и криптоотрасль Украины будет развиваться на протяжении следующих, скажем, 10 лет? Что произойдет? А чего точно не произойдет?

— Появится цифровая экономика и за десять лет она станет больше, чем аналоговый мир. Государство будет выполнять исключительно функции бэкенда. При этом условным фронтендом государства будет «Дия». Государство будет выполнять сервисные услуги, через «Дию» обеспечивать гражданам безопасность, доступ к правоохранительной системе и судам. Для получения государственных услуг ничего, кроме приложения «Дия» или посещения офисов «Дия Бизнес», не нужно будет. За счет этого продуктивность и эффективность государства вырастет в разы, и мы будем получать больше качественных услуг, чем сейчас. 

К тому же мы увидим микс государственных (CBDC — central bank digital currency) и обычных криптовалют, а также множество разных блокчейнов, соединенных мостами. 

Кроме того, будет активно развиваться Web 3.0, в котором будет и представительство Украины, также будет развита украинская метавселенная со своими услугами. Это и будет реальная экономика. 

Сейчас Украина – первая в мире страна, которая вынуждена проводить дидитализацию в крайне тяжелых условиях, но она будет распространять диджитал во всем мире. Через десятилетие я вижу Украину одной из четырех самых успешных и влиятельных стран мира.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Главное – найти боль клиента». СЕО TRANSPLAT Андрей Аушев о финтех-проекте TRANSENIX и его уникальности по сравнению с традиционными POS-терминалами

«Главное в бизнесе – понимание сущности денег». Интервью с сооснователем сервиса учета средств Finmap Александром Соловьем

Наша цель — продолжать инвестировать в украинский FinTech — Никита Измайлов, CEO фонда N1

Хочу получать:

ТОП новости, билеты на мероприятия, бесплатно!