close-btn
PaySpace Magazine Global toggle EN
Мы в соцсетях:
PaySpace Magazine Global toggle EN

Как реверсивный факторинг поможет украинским компаниям: интервью с Уве Поом, SupplierPlus Group

Редакция PaySpace Magazine пообщалась с операционным директором SupplierPlus Group и узнала больше о реверсивном факторинге

На рынке хорошо известна проблема отсрочки платежей, когда крупные компании-заказчики (в ритейле, агро и многих других отраслях) готовы оплатить счета через 30, 60 или более дней, что сдерживает их поставщиков в развитии из-за нехватки оборотного капитала. При этом банковское кредитование для поставщиков может быть дорогим или даже недоступным. Эстонская компания SupplierPlus, при поддержке Проекта USAID «Трансформация финансового сектора», представила в Украине первую цифровую платформу реверсивного факторинга, которая помогает решить эту проблему.

Редакция PaySpace Magazine пообщалась с операционным директором SupplierPlus Group Уве Поом (Uve Poom) и узнала больше об этом инновационном инструменте финансирования оборотного капитала. А также обсудили перспективы развития финтеха в Украине и мире.

Уве, поздравляем с официальным запуском платформы реверсивного факторинга SupplierPlus в Украине! В каких еще странах представлена ​​ваша компания, и почему вы решили выйти на украинский рынок?

Спасибо за поздравления! SupplierPlus Group открыла свой первый офис у себя на родине в Эстонии, а также работает в Финляндии, Польше и Украине. Среди новых географических направлений мы выбрали Украину не случайно, ведь здесь — потенциально большой рынок.

Однако в отличие, например, от Польши, где объем факторинговых операций составляет 11% по отношению к ВВП, украинский рынок факторинга еще молодой (0,2% относительно ВВП). Представителям малого и среднего бизнеса трудно получить доступ к банковскому финансированию, чтобы увеличить свой оборотный капитал. Только представьте: разрыв на рынке финансирования дебиторской задолженности (или проще — дефицит средств) в Украине составляет €1,5-3,4 млрд. Но в проблеме можно найти и возможности.

Поэтому мы решили взяться за дело и помочь открыть эти возможности для предпринимателей. Мы зарегистрировали компанию еще в прошлом году, однако первые полгода работали в пилотном режиме. С открытием лимитов реверсивного факторинга для украинских компаний в объеме более 100 млн грн вместе с банками-партнерами и с привлечением собственных средств, мы готовы официально объявить о запуске платформы в Украине. Ожидаем, что к концу 2021 года доступный объем финансирования на платформе SupplierPlus достигнет не менее 500 млн грн, а возможно, даже 1 млрд грн.

Расскажите, пожалуйста, о реверсивном факторинге. Каковы его преимущества по сравнению с традиционным кредитованием?

Для традиционных займов банки обычно просят что-то ценное в залог, например, недвижимость. На развитых рынках компании часто имеют подобные средства, чтобы обеспечить залог. Однако в Украине понятию частной собственности едва исполнилось 30 лет, и компании обычно не обладают существенными активами.

Факторинг — это элегантное решение в такой ситуации, поскольку неоплаченный счет является гарантией или залогом, которую крупная компания может продать банку, чтобы ее поставщик получил оплату раньше. Реверсивный факторинг больше нужен на развивающихся рынках, в частности, в Украине.

Традиционный или классический факторинг — это инструмент с регрессом на поставщика: он зависит от инициативы поставщика, который сам перепродает счет, который должен оплатить заказчик, банку. Несмотря на то, что этот инструмент имеет свои преимущества, он также довольно легко поддается мошенничеству. К примеру, некоторые недобросовестные компании могут продавать один и тот же счет дважды разным банкам или даже создавать фиктивные счета.

Реверсивный факторинг начинается по инициативе покупателя и снимает риски с поставщика в противовес классическому факторингу. Компания-покупатель должна, во-первых, документально подтвердить банку сотрудничество с тем или иным поставщиком, во-вторых, подтверждать каждый счет-фактуру с дополнительной гарантией оплаты. Таким образом поставщик может получать оплату от банка очень быстро и тогда, когда ему это нужно, а покупатель платит банку стоимость счета в установленные сроки.

Реверсивный факторинг позволяет банкам снизить риски, ведь они имеют дело с большими стабильными корпорациями, а не с МСБ. А покупатель и поставщик могут получить выгоду от заявленного рабочего капитала для финансирования своей текущей деятельности.

Кто является вашими основными клиентами? На сколько выросло их количество с момента запуска платформы в 2015 году?

Нашими основными клиентами в странах Балтии являются розничные сети, производители пищевых продуктов и напитков, крупные строительные компании, а также государственные учреждения и местные муниципалитеты. Это понятно, ведь крупные компании в этих сегментах и ​​государственные институты имеют много подрядчиков, к тому же распространена практика отсрочки платежей.

В общем, если посмотреть на все страны, где мы присутствуем, мы работаем с более чем 200 клиентами, среди которых — крупнейшие супермаркеты и строительные компании.

Кто ваши партнеры в Украине? Есть компании, которые уже присоединились к платформе?

У нас пока восемь клиентов в Украине, а именно три банка — Агропросперис банк, OTP банк и МТБ Банк, и такие компании как зернотрейдер «Рамбурс», «Тернопольский молокозавод» (ТМ «Молокия») и другие.

Ядро — представители молочной промышленности. Молокозаводы испытывают финансовое давление, поскольку они одновременно являются и поставщиком, и покупателем. Их поставщики ожидают оплаты за молочное сырье уже через неделю, но розничные сети обычно платят за поставленную готовую продукцию через 30-60 дней. Именно здесь мы можем помочь преодолеть временной разрыв и дать возможность поставщикам получить деньги за товар значительно быстрее, чем это оговорено в договорах.

Эстония известна своим высоким уровнем развития финтеха. Как вам удалось этого добиться?

Цифровая революция в Эстонии началась еще в 1980-х годах, когда в кибернетическом институте готовили сильных криптографов. С провозглашением независимости в стране эти специалисты занялись разработкой национальных телекоммуникационных систем и занимались обеспечением школ компьютерами и интернетом. Все эти усилия прилагались с горячим желанием модернизировать страну и повысить ее эффективность в развитии современных технологий.

Скандинавские банки и телекоммуникационные компании также сыграли важную роль во внедрении современных технологических решений в области финансов в странах Балтии. По сути эстонские подразделения шведских банков вскоре создали решения лучше, чем их материнские компании, которые до сих пор застряли на своих устаревших решениях.

В дополнение к рыночным факторам важно учесть привлечение госсектора. В Эстонии очень развито сотрудничество между государственным и частным сектором. Один из примеров — инфраструктура для электронных подписей. Поэтому технологический прогресс стал возможным и благодаря молодому поколению политиков и госслужащих, которые пришли к власти после 1991 года.

И последнее, но не менее важное: диджитализацию в Эстонии поддержали иностранные доноры. Скандинавские страны, Европейский Союз и США финансировали различные проекты — от кабельной системы для высокоскоростного интернета по всей стране к обучению пенсионеров пользоваться сетью. Подобные инициативы актуальны также в Украине, где мы как компания сотрудничаем с Проектом USAID «Трансформация финансового сектора», которая занимается внедрением современных финансово-технологических решений в Украине.

Что, по вашему мнению, нужно трансформировать, изменить, усовершенствовать в Украине, чтобы повысить уровень развития сектора финансов и технологий?

Украина движется в правильном направлении — прежде всего благодаря развитию нормативно-правового поля для открытого банкинга (open banking) и внедрению таких трастовых услуг как электронная цифровая подпись. В то же время я считаю, что также должен быть способ подписания документов с помощью квалифицированных электронных подписей (ECP/KEP) на мобильных устройствах, а не только с помощью ключей подписи.

Другой аспект — дерегуляция финансовых услуг. Многие законы были разработаны для «бумажного мира», а теперь они мешают внедрению инноваций. Законы должны описывать, что можно или нельзя делать, а не каким образом.

Какие преимущества имеет Украина, положительно влияющие на развитие финтеха?

Украина действительно имеет ряд преимуществ, которые создают мощный потенциал для развития финтеха. Однако необходимо приложить усилия, чтобы в большей мере раскрыть и использовать этот потенциал, развивать экономику и внедрять современные высокотехнологичные инструменты.

Во-первых, одна из сильных преимуществ — ИТ-отрасль мирового класса. К сожалению, большинство украинских ИТ-специалистов работают на иностранных клиентов. Они многому научились в успешных компаниях за рубежом, но этот полученный опыт нужно должным образом применить и в Украине.

Во-вторых — это большой рынок с около 40 млн населения. Эстония не получает выгоды от многих финтех-инноваций из-за того, что рынок слишком мал. В Украине большинство надежных бизнес-идей могут превратиться в успешные компании.

В-третьих, в Украине мощное сообщество энтузиастов блокчейна и криптовалют. Если блокчейн на самом деле является третьей интернет-волной после появления сети (web) и мобильных устройств, это ноу-хау необходимо использовать для следующего поколения компаний.

Какие тенденции развития финтеха в мире вы можете назвать?

Если смотреть в общем масштабе, важно обратить внимание на блокчейн. «Хайповая» стадия блокчейна понемногу завершается, и начинают появляться чисто практические кейсы. Речь идет не только об использовании технологии для криптовалют, но также для приложений DeFi (децентрализованных финансов, decentralized finance). Сервисы DeFi принадлежат к новому поколению открытых онлайн-приложений, поэтому вместо того, чтобы полагаться на финансовые учреждения, такие, как банки, пользователи могут пользоваться прозрачным программным обеспечением, и таким образом доверие сдвигается в пользу финансовых учреждений с прозрачными технологиями. Любой человек с достаточным уровнем технических навыков может проверить и доработать приложения DeFi, поэтому банки и другие традиционные финансовые посредники сталкиваются с серьезной угрозой.

В более традиционных отраслях ключевыми тенденциями являются открытый банкинг и автоматизация кредитного скоринга. Открытый банкинг создает бесчисленные новые возможности для финтеха. С помощью автоматического скоринга кредиторы могут опираться на информацию с банковских счетов других финансовых учреждений, бухгалтерских систем, платформ электронной коммерции, социальных сетей и данных из многих альтернативных источников для автоматического расчета уровня риска. Автоматический скоринг позволяет не только банкам, а также страховым компаниям и торговым партнерам быстрее и с меньшими затратами оценивать уровень рисков в отношении своих клиентов. Это касается как физических, так и юридических лиц, но для кредитования бизнеса это означает, что банки теперь могут предоставлять займы на меньшие суммы и действовать более гибко, что особенно полезно для клиентов МСБ. Эта тенденция уже распространяется в Украине и хорошо работает в сочетании с факторинговыми продуктами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Безналичное будущее, поддержка бизнеса и либерализация рынка: интервью с представителями Visa, ПриватБанка и Ощадбанка

Хочу получать:

ТОП новости, билеты на мероприятия, бесплатно!

Материалы по теме